Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
12 февраля 2024

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Дом дядюшки Тыквы.

Марк был моим сослуживцем на моей первой работе. Мы тестили и устанавливали софт для фармацевтических компаний. Работа была разъездная, мы много времени проводили в дороге и изрядно сблизились, коротая время за разговорами. Помимо этого мы танцевали в одном коллективе. Единое хобби сближает, делает людей практически родными.
Марк был небольшого роста чернявым, кучерявым парнем, носил очки в золотистой оправе на характерном носу. Его выгнали с 6-го курса физтеха за пьянство. В остальном он был спокоен, рассудителен и обладал нестандартным мышлением. Мы с ним были антиподами. Я всегда торопился. Он всегда тормозил. Мы работали в тандеме, тогда наша средняя скорость была оптимальна.
Дальнейшие наши пути разошлись. Марк основал собственное дело, взламывал вирусы, писал собственный софт, а я ушел в продажи. Жизнь требовала новых знаний, нужно было все время учиться. Имея в арсенале высшее техническое и экономическое образование, я пошел учиться на дизайн-проектирование. Моим педагогом был дизайнер с мировым именем и внушительным послужным списком. Его увлеченность и энтузиазм превратили процесс обучения в великолепное приключение. Получив диплом, я начал тренироваться на квартирах друзей и родственников, сперва забубенив собственный гараж в стиле ампир и сдав его в аренду. С Марком мы теперь пересекались только на тренировках.
В тот вечер, после тренировки я расшнуровывал ботинки, когда ко мне подошел Марк и начал издалека бубнить:
- Тут… эээ.. помощь твоя нужна…. Ты же учился, ты знаешь… Дом моего отца… Может, дашь какие рекомендации… Чтоб красиво было…., - Марк переминался с ноги на ногу.
- Бутылка кьянти. Головка камамбера. План БТИ. И сегодня едем смотреть масштаб бедствий, - ухмыльнулся я.
- Говно-вопрос! – просиял Марк. И через час, с двумя бутылками красного мы уже ехали на объект.
Въехав на территорию СНТ, Марк снизил скорость и провел краткую экскурсию. Я в изумлении наблюдал за проплывающими особняками, выложенными камнем, облицовочным кирпичом, с ажурными коваными перилами. «Это дом налогового инспектора, он скупил 4 участка и построил 3 дома. Это дом генерала. А это – дом дипломатов, они жили 12 лет в Швейцарии, сейчас вернулись…», - рассказывал Марк, указывая на дворцы вдоль дороги. Отчего-то вспомнилось некрасовское «Кому на Руси жить хорошо», и я загрустил - не на того учился..
Тем временем мы свернули направо и, проехав до конца улочки, остановились. Марк вышел из машины и махнул рукой в сторону дома: «Вот!».
«Итить-колотить…» - прошептал я. За покосившимся забором стояло несуразное асимметричное бревенчатое строение. Когда-то, наверно, оно было чем-то покрыто, но теперь оно было буровато-серо-голубоватого цвета. Все окна на двух этажах были разные. Внутри было не лучше. Тотально все было обито вагонкой. Второй этаж - нежилой. Строительный мусор на полу уже 20 лет, кривые стропила V-образной формы, 5 см-подоконник на окнах…
«Сжечь нах» - подумалось мне, и я пробурчал:
- Наливай.
После первого бокала разум оправился от шока и начал искать решение. Все уже не казалось настолько плохо. «Надо поговорить с хозяином. Обсудить концепцию», - заявил я.
Лев Исакич подъехал через час. Старый, хитрый еврей, жадный и упрямый, он был далек от дизайна, как рэпер от Стравинского. Шторы он назвал тряпкой на окнах, балдахин – накомарником, а потолочную подсветку – светофором. На все мои вопросы о предпочтениях, стилевых, цветовых, функциональных решениях он тупо отмалчивался. На все мои предложения я получал вопрос «Зачем?». Марк же глупо улыбался, переминаясь с ноги на ногу. Бюджет – фиг с прованским маслом. Старый жлоб хотел «канарейку за копейку, чтобы пела и не ела».
«Сука!», - подумалось мне. «Поехали!» - сказал я вслух.
Я выбрал нужный ракурс и сфоткал дом. Установил на телефон софтинку, которая позволяет менять цвет дома на фотографии. Показал Исакичу, какие кнопки нажимать, чтоб выбирать цвет из палитры. Не мог не поглумиться и продемонстрировал хозяину его дом в лимонном, изумрудном и оранжевом исполнении)). Потом изложил свою концепцию – в изысканно дорогом сером цвете с белоснежной отделкой. Этакий элегантный опрятный домик в стиле рижского взморья.
- Пойдем покурим, - сказал я Марку, оставив Исакичу свой телефон, - процесс долгий.
Мы зашли за угол дома и уселись на заднем крыльце. Затянувшись, я смотрел на малиновую полоску заката на фоне силуэтов цветущих яблонь и как бы невзначай спросил Марка:
- Зачем я здесь?
Марк умоляюще посмотрел на меня:
- Пожалуйста. Сделай красиво. Я отработаю.
Я вздохнул и погрузился в невеселые думы. Тогда я еще не знал, что впаиваюсь в этот проект на долгие 3 года. Марк разлил еще по бокалу… Из задумчивости нас выдернул бодрый окрик Исакича:
- Я нашел!!! Я выбрал!!!
Взяв телефон из его рук, я крякнул – дом на фото был выкрашен в ядреный фиолетовый цвет с красным оттенком. «Фигасе», - я с уважением и интересом посмотрел на 75-летнего пузатого экспериментатора. Затем перевел глаза на Марка, тот лишь пожал плечами.
Пуркуа бы и не па. И работа закипела! Продавец красок на строительном рынке икнул, когда узнал, зачем нам столько краски оттенка «Маджента»:
- Фотки потом покажете?
- Канешна!!!

Наш мозг способен на удивительные вещи. Ты забрасываешь задачу, и дальше он начинает ее вертеть уже без нашего управления. Решение приходит часа в 4 утра, на грани сна и бодрствования. Решение чистое, простое и гениальное. Я практически перестал спать. Я чертил и плодил 3d- визуализации, сотнями смотрел лучшие экстерьеры мира разных лет, вошедшие в топ-10, искал оптимальные планировочные решения.
Я взял цвет-компаньон - белый с серо-жемчужным подтоном - для наличников, откосов, отливов и молдингов. Мне предстояло визуально вытянуть оконные проемы, выровнять горизонт входной двери и гаража, и компенсировать завал конька крыши. Я заказал декоративные реечные ставни, соорудил фальшбалкон и, о чудо, добился общей симметрии и гармонии.
Мы арендовали двух рабочих на стройке соседа, и дом был покрашен за 5 дней. Я регулярно ездил туда, проверяя, как ложится краска, какой оттенок она приобретает, высыхая, как играет в лучах закатного и рассветного света. «Лада седан - баклажан», - весело насвистывал я, уезжая с этого безумного проекта…
Мне позвонил Марк и сказал: «Приезжай. Готово».
Выйдя из машины, я ахнул. Среди бежевого безличья гордо и эффектно стоял изумительной красоты дом. Белые линии молдингов демонстрировали смелые линии, темный фиолетово-винный цвет бревен контрастировал с белоснежными декоративными наличниками окон, ставни сложного серо-голубого цвета сделали проемы шире и пропорциональней. Я мысленно боготворил своего учителя. Охренеть, эти приемы работают!!!
Исакич ежедневно водил гостей. У него оставались ночевать его друзья, родственники и однополчане. Он водил их по дому и хвастался, хвастался, огребая восторженные комплименты.
За три года помимо экстерьера, я сделал интерьер всех комнат на двух этажах. Я обтягивал и красил мебель, рисовал картины и шил авторские подушки со шторами. Я горжусь этим домом и бережно храню ту самую фотографию, каким он был «до»…
Часто приходится слышать: мол боится - значит уважает.

Мы когда были малые и глупые, то постоянно плевали и кидали собачии какашки в дворового алкаша Толика, который, сколько я его помню, постоянно валялся в луже собственной блевотины и мочи. Изредка он гонялся за нами и мы от него в страхе убегали, а потом опять кидали в него какашки... Если он кого-то из нас крайне редко догонял, то мог и серьезно влепить. По этому мы убегали от него с криками и с неподдельным ужасом в глазах. Это был страх, но абсолютно никакого уважения.

С другой стороны в соседнем дворе жил 65-летний деда Валера, который еле ходил на своих костылях, зато когда сидел во дворе, то учил нас пездюков, вырезать из дерева ножом свистульки, солдатиков и так же учил как правильно точить ножи на камне и как из бамбуковой соломки строить простые резиномоторные самолётики обтянутые цветочной бумагой или дефицитным целлофаном с полиэтиленом. Однажды он не смог быстро встать на костыли и уйти в туалет. Он обмочился прямо на лавочке... Прямо как Алкаш-Толик, только вот вместо смеха над ним, мы помогли ему встать, отвели домой, помогли переодеться и никогда не вспоминали ему это до самой его смерти. Это было заслуженное уважение.

Так вот многие хотят быть дедами Валерами через силу и репрессии, однако в глазах своих граждан скорее похожи на Толиков.
В N-cком театре шёл спектакль о любви. На переднем плане молодые актёры играли романтическую сцену, а на заднем расхаживал народный артист в дачной пижаме. Как говорят, роли для него в этом спектакле не нашлось, но из-за желания народного играть во всех постановках, ему сочинили роль соседа, который, время от времени, расхаживает по заднему плану, дополняя атмосферу. Он должен был разбавить накал страстей влюблённых и в самый напряжённый момент любовного объяснения громко сказать: "Жарко сегодня!" и пойти купаться в озеро! Озеро это располагалось в люке, куда артист и спускался по лестнице. Так вот, играет он свою роль, как вдруг на сцену выбегает местный кот и начинает тереться об ноги народного. Понимая, что кот заберёт на себя всё внимание и отвлечёт от одной из важнейших сцен спектакля, народный поднял кота, погладил и швырнул его в "озеро" (не знаю, почему он так сделал и что было в его голове). В "озере"-люке стоял монтировщик и держал лестницу, по которой должен был спускаться народный. И представьте, какой жуткий мат раздался, когда кот прилетел монтировщику на голову и вцепился когтями в его лицо! С силой отцепив кота от лица, рабочий сцены швырнул бедного котейку обратно на сцену. В зале началась настоящая истерика, артисты на сцене еле сдерживали смех, но продолжали играть. Народный решил уйти пораньше, подошёл к озеру и шагнул, но монтировщик то ли от обиды, то ли в состоянии аффекта убрал лестницу, и наш герой с диким грохотом провалился под сцену. Вновь зритель услышал мат, да говорят такой, какого ранее не слыхало человеческое ухо! Тут уж дали занавес!
К наступающему празднику – рассказ о любви.

В конторе, в которой я когда-то работал, был менеджер проекта Кен, бывший морской пехотинец, которому армия оплатила учебу в университете. Отличный мужик, деловой и компанейский. Холостой почти в 40, хотя, казалось бы, всё при нём: карьера, ум, язык подвешен как надо, и в прекрасной физической форме. В последнем мог убедиться любой желающий: на первом этаже под нашей конторой был тренажерный зал, Кен там качался каждое утро перед работой. Коллеги шутили, что в Нью-Йорке просто нет Барби, соответствующей всем достоинствам нашего Кена, придется выписывать из Голливуда.

И тут Кен влюбился и женился, очень резво по американским меркам, меньше двух месяцев от знакомства до свадьбы. Всё на наших глазах: Меган пришла работать в другую фирму в том же здании, в спортзале они и познакомились. Очень милая девушка, но внешне ну совсем не Барби. Европейские женщины редко живут в гармонии со своим телом: 90% мечтают похудеть, а те, кому худеть уже некуда, боятся растолстеть. А американки как-то ухитряются совмещать в одном теле понятия «красивая женщина» и «сотня фунтов лишнего веса». Особенно это удается афро- и латиноамериканкам, но и белые не отстают. Вот в Меган эти понятия как раз совмещались, но второе заметно перевешивало.

Мы думали, что Кен с его любовью к спорту и командирскими навыками быстренько приведет жену в норму, но она, наоборот, за полгода прошла путь от приятной полноты до неприятного ожирения, эту станцию тоже миновала и на всех парах неслась к следующей, под названием «Боже, что это?». Иногда она ходила с нами на ланч и потрясала воображение количеством съеденного. Кен провожал каждый закинутый в топку кусок печальным взглядом, но ничего ей не говорил.

Как-то после работы мы пошли мужской компанией в бар, отметить то ли успешное завершение проекта, то ли начало следующего. Спиртное развязало языки, и один из коллег, Стив, полез Кену в личное пространство:
– Вот скажи, на хрена тебе эта гора мяса? И не говори, что у каждого свои вкусы, я же вижу, на каких баб ты смотришь в баре. На стройных, как все. Нормальные у тебя вкусы.
– А слово «любовь» тебе знакомо?
– Ну так борись за нее, заставь похудеть. Если сам не можешь, то есть же какие-то диетологи и похудательные курсы.

Кен достал телефон и показал нам фотографию. Красивая девушка, но жутко худая, кожа и кости.
– Это Лесли, – пояснил он. – Была моей любовью в университете, собирались пожениться. Не успели, она умерла в 26 лет.
– Героин?
– Хрен. Анорексия. Главное, я же ее и подтолкнул. Сказал, что мне нравятся стройные девушки. А она и рада стараться. И так ела три листика салата в день, а стала два. И сколько я ей потом ни говорил, что хватит худеть, это уже смертельно опасно, она не слышала. Теперь Меган слова не скажу, пусть хоть весь Данкин Донатс слопает. Кстати, что вы скажете про Янкиз? Опять просрут сезон или есть еще надежда?

Мы поговорили про шансы Янкиз и идиотизм заказчиков, и вдруг Кен перебил сам себя:
– Парни, а ведь если Меган загнется от обжорства, опять я буду виноват? Вы не представляете, каково это, когда любимый человек себя убивает, а ты ничего не можешь сделать. Потому что что бы ты ни сделал и ни сказал, от этого только хуже.
– Почему не представляем? – отозвался Стив. – Представляем. Вот у моей матери диабет, а инсулин колоть не дается. Вредно, говорит. А кома каждый месяц не вредно? Взрослый человек имеет право убить себя любым доступным способом. А наше дело – скрасить ему последние годы. Наливай. Выпьем за наших любимых, чтоб им сгореть.
Давно было
Ехали ребята из Москвы в Саратов на двух машинах. Ребят пять человек, машина одна побольше другой. Причем в той что поменьше едут трое, в том числе и Серёга.
Время года поздняя осень. Время суток поздний вечер.
Километров за 300 до Саратова останавливаются отлить. В процессе кто то из машины побольше говорит - Серёга, давай к нам, у нас места побольше.
Серёга молча кивнул.
Все отлили, сели по машинам, а у Сереги накопилось, он задержался.
Потом, уже на подъезде к Саратову снова остановились для того же процесса. Тогда и прозвучал вопрос - а где Серёга?
Так он же к вам пересел! Мы думали он у вас остался!
Развернулись, поехали искать Серёгу. Но не нашли. Он с каким то сердобольным дальнобоем сам доехал. Говорит простоял на дороге долго. Замерз. Никто тормозить возле подозрительно легко одетого типа у леса не хотел. Может псих какой, или маньяк
Навеяло историей про 25 советских рублей в томике Ремарка.
Рассказывала мне знакомая году в 1993-ем.
Летом 1991 года у нее умерла бабушка, около 80 лет. Последние 2 года она почти не ходила, постоянно лежала на кровати в своей комнате, на этой кровати и умерла.
Дочь с зятем погоревали, и после похорон решили выкинуть старую бабушкину кровать.
Их внимание привлекла какая-то неровность в матрасе. Решили посмотреть, что внутри - обнаружили ДВАДЦАТЬ ТЫСЯЧ рублей - все 50-рублевыми купюрами. За эти деньги еще недавно можно было бы купить "Волгу", или даже две (если по госцене), или большую кооперативную квартиру, или пару небольших домов в деревне. После Павловской реформы - уже ничего.
Знакомая рассказала, что ее отец с горя ушел в запой на пару недель, периодически бормоча себе под нос: "Своими бы руками убил бы полгода назад, если б знал!" В итоге, по примеру многих, полусотенными купюрами был обклеен туалет типа "сортир" на фазенде.
Источник такой суммы денег у, казалось бы, малообеспеченной пенсионерки так и остался для ее родных невыясненным - то ли бабка банк ограбила на старости лет, то ли еще что криминальное.
Официальная зарплата у нее, мелкой конторской служащей на заводе, даже не бухгалтера - никогда не превышала 70 руб.
Про спасение на водах 36.
Про хитрые жопы.
1. Конец августа 1980го года, мне 14 лет. Уже совсем скоро надо будет возвращаться в школу и опять садиться за парту. Поэтому я, как и все пацаны нашего двора, уже накануне пребываю в депрессии и ничего меня не радует. Всё кажется пустым, формальным и бессмысленным. А в сердце, похоже надолго, поселились только мрак и отчаяние, оставив на дне души лишь только пепел, тлен и моральное разложение. Небо вдруг, сразу и "навсегда" перестало быть синим, дни стали короче и уже совсем близка, чёрная для любого привыкшего к свободе человека дата: 1 сентября.
В тот августовский вечер, мы с пацанами сидели во дворе и не знали чем себя занять. Как вдруг где-то недалеко раздалась бравурная музыка и охрипший ещё на заводе-изготовителе репродуктор заявил: "Дорогие товарищи, приглашаем вас посетить праздничное мероприятие посвящённое дню нашей улицы. В программе мероприятия состоятся...........".
Вечер сразу перестал быть томным, ну а мы разумеется мгновенно откликнулись на призыв и бодро потрусили по направлению к разгорающемуся очагу масс-культуры.
2. Советские культурные мероприятия были похожи друг на друга, как две капли воды и отличались только широтой размаха. Все они видимо кроились по одному лекалу и лепились по общему для всего СССР шаблону.
Вначале, какой-нибудь местный партийный секретарь или знатный общественник, читал рэп про достижения, несомненные успехи и случайные промахи. Сводя фабулу свего повествования, к простой как лозунги на 1 мая мысли: "Эх, хорошо в стране Советской жить! Эх, хорошо страной любимым быть! Эх .........".
Следущим номером программы обычно выступал ВИА из местного ДК, перепевающий "нетленки" из телевизора или, если не зассал, каверы мировых хитов.
Дальше, сообразно традиции, "выбирали" и назначали (по согласованию с профкомом и парткомом) почётных граждан. Потом отмечали "заслуги" "неравнодушных" и сознательных, вручая им почётные грамоты, переходящие знамёна, кубки и вымпелы. Всё это непотребство с завидной периодичностью прерывалось "бурными продолжительными аплодисментами переходящими в овацию".
Ну и как водится работал буфет, "радуя" похмельных работяг просроченными коржиками и тёплым лимонадом "Буратино". Пива пролетариям, видимо по объективным причинам или прошлому негативному опыту, не предлагали.
Под занавес праздника обычно начиналось самое "интересное". Денег на салюты и прочую буржуазную хрень, в те времена в бюджете видимо не закладывали, поэтому организаторы мероприятия обходились чем-нибудь простеньким и "со вкусом", вроде поднятия гири или чтения по памяти стихов из школьной программы.
3. В этот раз "аниматоры" проявили креатив и решили устроить соревнования по перетягиванию каната. Чемпионат предполагалось, в честь прошедшей недавно Московской олимпиады, провести по той же олимпийской системе, т.е. на вылет (если проиграл, то свободен).
Обычно, для участия в таких народных забавах, желающих нет. Поэтому, массовикам-затейникам зачастую приходилось привлекать "добровольцев" шантажом и эмоциональным насилием. Однако на этот раз всё пошло не так как всегда и от желающих померяться богатырской силушкой буквально не было отбоя.
Не знаю точно, что послужило причиной такому энтузиазму. Может местная партийная ячейка прониклась и выкатила для участников какой-то суперприз? И пытаясь заслужить народную любовь, предоставила нечто, чего всегда желала загадочная русская душа. Чего-то вроде безлимита в вино-водочный отдел гастронома или 100500 ящиков Жигулёвского пива и недели отгулов. А то и, чем чёрт не шутит, задела в душах сокровенное, гарантировав победителю пожизненную подписку на журнал "Мурзилка", полное собрание сочинений В.И.Ленина или горящую путёвку в местный ЛТП.
4. В финал вышла сборная колдырей из моего дома и, на тот момент по загадочной для меня причине, команда хлюпиков ИТРовцев из заводской общаги. Видимо призом всё-таки был, как минимум годовой абонемент на посещение магазина Пиво-Воды.
И тут случилось странное, как иногда бывает, нашла коса на камень. Обычно борьба между претендентами продолжалась 3-5 минут, но почему-то в этот раз всё явно затягивалось, что было очень и очень нехарактерно для этого спорта, спорта стратегов и интелектуалов.
Я всегда отличался от своих закадык наблюдательностью и умением сопоставлять и анализировать. Поэтому приглядевшись, к попёрдывавшим от неимоверных усилий командам, отметил для себя странное. Колдыри были явно тяжелее и пузатее команды ИТР и по логике давно уже были должны порвать своих соперников на лоскуты. Казалось вот-вот, ещё одно усилие и сборная моего дома завоюет ещё один престижный трофей (часом ранее наш управдом, со скупыми слезами на глазах, получил от админинстрации табличку "Дом образцового содержания и быта"). Однако ИТРы держались молодцами, сдаваться не собирались и даже находили время и силы дразнить "кость народную" непристойными речёвками, рождёнными в вечном огне антогонизма между гегемоном и прослойкой.
Пролетарии злились, пыхтели, но не отвечали на провакации, видимо сберегая силы и спортивную злость, теша себя иллюзией: на последний рывок и "хорошо смеётся тот, кто смеётся последним".
Тем не менее в этой позиционной борьбе ничего уже давно не менялось и ситуация явно была патовой. Как бы это не было парадоксально, но было похоже на то, что впервые в истории дисциплины по перетягиванию каната могла случиться ничья.
5. Давно известный факт: если хочешь постичь реку, необязательно "входить в неё дважды", иногда вполне достаточно найти её истоки. Вот эти самые истоки я и пошёл искать.
"С голубого ручейка, начинается река,
Ну а дружба, начинается с улыбки....."
"Ручеёк" я нашёл в минуту и надо отдать должное инженерной смекалке, ребята из ИТР вызвали моё восхищение. Они просто взяли капроновый шнур и привязав его к своему концу каната, прикрепили к садовой скамейке, надёжно забетонированной в планету. По сути эти негодяи не участвовали в честной борьбе, а занимались её профанацией и только играли на публику, притворяясь что рвут последние жилы и посмеиваясь про себя над наивными пролетариями.
Пару минут во мне боролся патриот своего двора и сволочь, но иногда несправедливость (я знаю как правильно) требует жертв и я решил для разнообразия поступить благородно. Достав свой любимый перочинный ножик, которым были в своё время выиграны в "земельку" гектары и гектары плодородных равнин, я уверенной рукой перерезал вибрирующий от напряжения шнур.
Последствия моего демарша отразились на реальности мгновенно. Вот только что, в трёх метрах от меня стояли ноги крайнего в команде ИТРовца, как раз и всё: "вас тут не стояло".
"Богатырское наше правило
Надо другу в беде помочь
Отстоять в борьбе дело правое
Силой силушку превозмочь
Эх, да надобно жить красиво..."
Когда я вернулся из рейда по тылам, то получил ни с чем несравнимое удовольствие лицезреть прелестную картину. Победители, с отбитыми от неожиданного падения назад копчиками, кряхтя и матерясь поднимались с земли, в недоумении почёсывая ушибленные об асфальт задницы. Проигравшие лежали лицом вниз и признаков жизни почти не подавали. Как позже мне рассказывали пацаны, ИТРы после моей "измены" неожиданно воспарили и пролетев несколько метров, в полном составе грянулись о́земь.
Последним с земли поднялся капитан команды колдырей и видимо находясь в некой прострации, стал вытягивать канат на себя. Было вполне закономерно, что когда канат закончился, то сразу за ним начался обрезанный мною капроновый шнур. Лидер синих воротничков был ещё тем тугодумом, но и ему хватило мозгов связать в единую логическую цепочку произошедшие в последние несколько минут события. Видимо поняв и оценив степень коварства своих оппонентов, он нехорошо улыбнулся и спросил в никуда: "А это что за ху....?".
Сразу вслед за этим сакраментальным вопросом, начался один из самых эпичных махачей, которые я имел "счастье" лицезреть в своей жизни. "Все смешалось в доме Облонских", "гегемон" радостно гонял по поляне "прослойку", как злые пчёлы Винни-Пуха, явно наслаждаясь процессом и намереваясь навсегда избавиться от "вшивых интеллигентов", как класса.
Чем такие траблы заканчиваются, мне и моим закадыкам дважды объяснять было не надо, мы на тот момент были уже люди опытные и знали весь сценарий до мелочей. Поэтому мы поступили своеобразно сложному моменту, втопив со всей доступной нам скоростью к линии горизонта. Шелестели по асфальту наши кеды, ветер свистел в ушах и трепал наши выгоревшие на летнем солнце волосы. Прошло всего несколько минут и вот мы уже почти добежали до "канадской границы".
6. А где-то уже далеко-далеко за нашими спинами завывали милицейские сирены и нервный голос орал в мегафон: "Господа! Господа, вы звери. Господа, вы будете прокляты своею страной.....".
А мы всё бежали и бежали не оглядываясь назад, поднимая вслед за собой пыль веков и пески безвременья, оставляя далеко позади застой, престройку и падение великой империи. Мы держали путь в будущее, очень надеясь и веря, что оно нас не разочарует.
"Как верили, что главное придет,
Себя считали кем-то из немногих
И ждали, что вот-вот произойдет
Счастливый поворот твоей дороги.
Судьбы твоей счастливый поворот".
Владимир.
11.02.2024.
Заехали к племяннице на незваный чай.
Она фермер в первом поколении, решила пять лет назад, как отрезала.
Поменяла полярную ночь на беспросветный день.
Всё сейчас есть, фермерский двор с поросятами, дом с газом, трактор с культиватором.
Пьем чай с плюшками, фоном телевизор с рекламой всякой ерунды.
- Ну почему ерунды, там и полезные вещи есть.
- Какие, например?
- Вот смотрите устройство, вчера получили, режет дольку чеснока ровно на шестьдесят четыре части, незаменимая вещь для приготовления солёного сала, эксклюзивного…
Мама у подружки такой троль, но она этого слова не знает.
Ее внучка рассказывает ей о своей работе, барменом, ну или барвумен, работает. Ответ: Так это ж буХветчица.
Подружка сменила работу, кабинет у нее в мансардном этаже. Конечно же рассказала маме. Ответ: Так это ж чАрдак
2
И снова про туалеты.
Случилось мне, давеча, поваляться в Первой Краевой Клинической во Владе.
Хирургический корпус, свежее здание. Внутри все непривычно чистенько, светло, красиво окрашено, пафосная вывеска на входе типа: Государственная программа Здоровье.
В общем придраться не к чему. Даже кровати выгодно отличаются от тех, которые описал Гарик. Жестковатые, как по мне, но с тоненькими матрасиками – терпимо.
Но одна особенность была. Не знаю, как в других отделениях, но в одном крыле нашего этажа она сильно раздражала.
Две аккуратные, туалетные кабинки располагались рядом в узком коридорчике с окном и мусорным баком. За пластиковой, матовой дверью каждой из них посетителя ждал унитаз с умывальником и сюрприз в виде отсутствия щеколд изнутри.
Замки с ручками там были, но это были обычные балконные двери с ключом. Но вот ключей в сердечниках не было, впрочем, как и самих сердечников. Я даже почти наверняка знаю почему их повыковыривали.
Прежде повернуть ключ такого замка, дверную ручку нужно с усилием приподнять вверх, дабы дверь притянулась к проему, а ума и сноровки для такой манипуляции, судя по тому, что происходит вокруг, хватает не многим, а возможно и потому, что кто-то из пациентов отключался на толчке.
Хотя, на первом этаже отделения прекрасно функционирует туалет для посетителей с двумя просторными, чистыми и светлыми, закрывающимися изнутри кабинками, куда я тропинку и протоптал.
Ну да ладно, короче.
Перед нашими дверьми два выключателя освещения кабинок, и к ручкам на входе примотаны тесьмой загнутые в трубу, ламинированные бумажки формата А5 с крупными печатными надписями с обеих сторон «Свободно» «Занято» и только через неделю я заметил маленькие гендерные фигурки на дверях. По горящему в кабинках освещению понять есть ли кто внутри невозможно.
Некоторые даже ночью сидят в сумерках, а другие не выключают свет, когда уходят, даже не смывая за собой.
Загнутые же почти в трубку бумажки болтаются как «не пришей пизде рукав» и понять, о чем они ведают невозможно, особенно если бумажки валяются на полу.
Поэтому, если двери не приоткрыты, либо кашляешь перед кабинкой, перед тем как зайти, и тебе кашляют в ответ, либо сначала делаешь вид, что открываешь дверь, и заходишь если с толчка не отзовутся, а если ты уже внутри, и то и кашляешь, и хватаешься за дверную ручку.
Ну и собственно. В нашей палате на 5 человек проживал один наблюдательный мужичок, лет под 70. Он целыми днями смотрел в бинокль, время от времени громко комментируя, ни к кому конкретно не обращаясь, что происходит на льду Спортивной гавани:
-Рыбака на хуй ветром сдуло!
-Нет сегодня клева!
-Парень с девушкой целуются!
Заебал.
Но однажды рассмешил. Мы уже обедали в столовой, когда он к нам присоединялся: - Сижу щас на унитазе, открывается дверь, заходит бабка жопой вперед и на ходу снимает штаны. Я только руки вперед успел выставить, чтобы она на меня не села.

Вчера<< 12 февраля >>Завтра
Лучшая история за 16.05:
Нaша семья выжила только благодаря бабушке Шарлоте – папиной мaме...

Она была немкой по происхождению, и потому прививала нам желeзную дисциплину. В первую, самую страшную зиму 1941–1942 годов ленинградцам выдавалось по 125 граммов хлеба – этот мaленький кусочек надо было растянуть на весь день. Некоторые сразу съeдали суточную норму и вскоре умирали от голода, потому что есть больше было нечего.

Поэтому бабушка весь контроль над нашим питанием взяла в свои руки. Она получала по карточкам хлеб на всю семью, складывала его в шкаф с массивной дверцей, запирала на ключ и строго по часам выдавала по крошечному кусочку.

У меня до сих пор часто стоит перед глазами картинка: я, маленькая, сижу перед шкафом и умоляю стрелку часов двигаться читать дальше
Рейтинг@Mail.ru