Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
с 01.05.2022 по 31.05.2022

Самые смешные истории за месяц!

упорядоченные по результатам голосования пользователей

Израиль - удивительная страна! Не боюсь повторять это снова и снова! Случай из жизни, на мой взгляд это повествование стоит прочтения!

Вчера вечером где-то между интервью, покупкой мусорного ведра, поисками холодильника и митингом я оказалась в районе центральной автобусной станции Тель-Авива. Место великое по многим причинам, в частности по числу живущих там рядом народов.

Иду голодная, уставшая мимо магазина «Наташа», веселых филиппинок, не менее радостных эритрейцев, бесконечных лавочек с конфетами, чехлами для телефонов и прочим ассортиментом «все по 10».

Сворачиваю раз, сворачиваю два, три и вижу классное домашнее эфиопское кафе. Запах — кайф. Внутри только свои. Захожу, вижу на плите что-то.

— Шалом!
— Шалом, хамуда! Ты что-то ищешь?
— Да нет, я поесть просто хотела. А что это такое?
— Это типа овощных котлет.
— Класс. Можно две?
— С радостью. Вот тебе еще лепешка.

Беру котлеты, сажусь за пластмассовый столик, рядом за большим столом группа эфиопов сидит ужинает, смотрит телевизор и периодически ржет, поглядывая на меня. Минут через 10 встаю, подхожу к женщине, которая накладывала мне еду:

— Сколько с меня?
— Мы с гостей денег не берем.
— Ну ладно, это ж ваша работа.
— Нет.
— В смысле нет?
— Это наш дом.

Тут я оглядываюсь, вижу ванную, семейный фотографии, детские игрушки и наконец-то понимаю, что я просто зашла с улицы в чужой эфиопский дом и попросила меня накормить. Что ела не поняла, но было вкусно. А хозяевам — весело. В наше время это уже замечательно.
Работаю начальником смены. Жена хозяина художница. Красивая дамочка, умная, талантливая, но бухает. Запив, начинает рисовать портреты, и как-то у неё получается зацепить характер. То есть, смотришь на рисунок и понимаешь, что у этого человека на уме, чем он живёт, чего боится и прочее. Раньше я про такое читал в книгах, считал авторским воображением, но поверьте, я видел это в реальности. Неделю назад шефа не было, и тут не территорию въезжает его жена. Машина разбита, сама синющая, села в уголке цеха, поставила в ногах бутылку водки и начала, периодически отхлебывая, молча рисовать портреты рабочих в обычном блокнотике самой простой шариковой ручкой. Я, конечно, маякнул, чтобы работа продолжалась, типа, ничего не происходит и всё, как и надо. Позвонил шефу, он приехал, забрал её домой и, по слухам, потом закодировал. А блокнотик я подобрал, там было около 20 набросков, и.. я наконец понял, кто спиздил болгарку.
Утром 12 апреля 2009 года 56-летний американец Дуглас Уайт с женой и двумя детьми возвращался из отпуска во Флориде домой в Миссисипи на чартерном двухмоторном самолете Кинг-Эйр 200, рассчитанном на 8-9 пассажиров.

За 20 лет до того Дуг учился летать на маленькой одномоторной Сессне и даже получил лицензию. Незадолго до этого дня он решил восстановить навыки и снова начал учиться на Сессне. Пилот разрешил ему сидеть в правом кресле. Оборудование самолета серьезно отличалось от того, что знал Дуглас, и он поинтересовался, как работает радиосвязь, чтобы тоже слушать переговоры с диспетчерами.

Пожилой пилот, ветеран войны во Вьетнаме, выполнил взлет и настроил автопилот на плавный набор высоты. И … завалился набок.

Представьте, что вы сидите за спиной мотоциклиста, тот едет по прямой и внезапно исчезает, и вы оказываетесь в седле в одиночестве, а до этого только на велосипеде катались. Знаете, что надо тормозить, но где тормоза?

Дуглас знал, что надо делать, но совершенно не знал как. Подавляющее большинство приборов на панели было ему незнакомо, мертвый пилот блокировал некоторые из них, и он никогда не управлял самолетом с правого сиденья. Но он знал, как связаться с диспетчером.

Дуг так уверенно говорил по радио, что диспетчер сперва решил, что проблема только в том, что пилот потерял сознание и требуется срочная посадка, а самолет под контролем второго пилота. Дугласу пришлось объяснить, что он всего лишь пассажир, который немного летал на Сессне.

Диспетчеры в США не обязаны знать, как управлять самолетом. На счастье Дугласа, в тот день в смене центра Майами работала диспетчер Лиза Гримм, пилот и опытный инструктор. Она не летала на Кинг-Эйр, зато хорошо знала как работать с новичками.

Дуглас очень боялся отключать автопилот. Он видел, что самолет продолжает набирать высоту несмотря на то, что выставленный заранее предел в десять тысяч футов был уже преодолен. Пилот не успел настроить автопилот до конца. Если автопилот не выключить, то самолет продолжит набирать высоту, и в какой-то момент ему перестанет хватать скорости, он потеряет управляемость и упадет. Лиза убедила его, что автопилот следует отключить и проинструктировала что и как делать. Отключив автопилот, Дуглас столкнулся с новой проблемой: нос самолета продолжало задирать вверх. Требовалось изменить настройки. Кнопка находилась рядом с рукой, “но я же этого не знал”. Однако он наблюдал за пилотом во время взлета и успел заметить, что именно тот делал. Нужный переключатель находился где-то под телом пилота.

Дуглас позвал жену, но вытащить тяжелое тело из кресла в узкой кабине ей не хватило сил. В итоге она затянула ему ремень безопасности потуже и держала мертвого пилота за плечи, прижимая его к спинке кресла вплоть до конца полета.

Дуглас перевел самолет из режима набора высоты и следуя указаниям Лизы Гримм изменил курс и начал медленное снижение.

В это время диспетчеры работали как проклятые, расчищая небо и переводя остальные самолеты на запасные частоты (один пилот оказался туповат и вклинивался в переговоры Лизы и Дугласа восемь раз, пока, наконец, не перешел на другую частоту.)

Где-то через полчаса перед Дугласом встала новая проблема: необходимо было переключить радио на частоту диспетчеров аэропорта. Потом он говорил, что ему было очень страшно, ведь Лиза была его единственным источником информации. Процесс переключения частоты не был очевиден (достаточно сказать, что радио было четыре штуки и Дуглас даже не был уверен поначалу, какое из них - его!) и перед тем, как это сделать, он постарался убедиться, что знает, как вернуться на предыдущую. Однако, у него все получилось.

Диспетчеры международного аэропорта Форт Майерс были готовы. И снова повезло: один из них оказался пилотом. Он уже закончил смену, когда начальник перехватил его у выхода. Но Брайан Нортон тоже летал только на маленьких Сесснах и Чероки. И тут повезло в третий раз: еще один диспетчер вспомнил о своем старом друге, опытнейшем инструкторе с большим стажем именно на Кинг-Эйр. Он позвонил ему на мобильный телефон и тот ответил. В то воскресное утро Кари Соренсон уже сидел в своем кабинете, и материалы по Кинг-Эйр были у него под рукой.

Дуглас задавал вопрос диспетчеру, тот передавал вопрос товарищу, товарищ спрашивал по телефону Кари и Кари отвечал.

– Сэр, самолет на автопилоте или вы летите сами?

– Господь бог и я ведем его на пару!

Впоследствии, Кари вспоминал, что когда он понял, что имеет дело с пилотом, пусть и очень неопытным, то решил максимально упростить Дугласу задачу. Мол, пусть он летит как на Сессне. Ему не нужно пытаться изучать на лету дополнительное оборудование и приборы, с основными он знаком, и это главное.

Дуглас очень нервничал. За его спиной были жена и две дочери. Но на его счастье, информация проходила по нелепо длинному каналу из четырех человек без искажений, погода стояла прекрасная, самолет был полностью исправен и у Дугласа все получалось. Конечно, когда он только отключил автопилот и осваивал полет в ручном режиме, то не сразу смог выдерживать ровную скорость (примерно как у тех, кто только учится водить автомашину и еще не чувствует толком педаль газа) и она колебалась в пределах аж ста узлов. Но уже через полчаса колебания снизились до всего десяти узлов.

Вдали показалась ВПП. Дугласа ждал еще один сюрприз: на Кинг-Эйр было всего две позиции переключения закрылок в то время как на знакомой ему Сессне их четыре. Но он справился и с этим, и с выпуском шасси, а, главное, с выдерживанием нужных курсов, скоростей и высот.

И снова везение: обычно ветер в тех местах заметно сильнее, но в тот день его почти не было.

Посадка прошла великолепно, “Я сел словно бабочка, у которой болели ножки”, вспоминал потом Дуглас. Уже остановившись, он понял, что не знает, как выключить моторы и, испугался, что кто-то из наземных спасательных служб "попадет под винты". Пусть и не сразу, но он справился и с этим.

Все переговоры записаны и доступны. Голос Уайта звучит напряженно, но уверенно. Только один раз, уже после посадки, он всхлипнул вслух.

История на этом не закончилась. Дуглас Уайт решил, что теперь он точно станет настоящим летчиком. И стал им. Он получил лицензию и за последующие десять лет набрал больше тысячи часов на… Кинг-Эйр, и среди его полетов – несколько спасательных миссий на Гаити.

Источники:
https://www.aviaport.ru/digest/2009/04/14/170873.html
https://www.aopa.org/news-and-media/all-news/2009/april/14/unintentional-king-air-pilot-an-interview-with-doug-white
https://www.youtube.com/watch?v=aqPvVxxIDr0
https://www.youtube.com/watch?v=cq1b2ZfDYDg
Всю жизнь боялась собак. Вышла замуж, муж страстно хотел пса, а я кота. Я отказывалась от собаки, а муж от котов, потому что не любит их. Но как-то раз зимой возвращались мы из гостей и увидели на дороге сбитого щенка. Не знаю, что мной двигало, но я схватила этого малыша и тут же начала звонить в круглосуточные ветклиники. Муж был в шоке, но молча ездил со мной по городу. В двух клиниках сказали, что щенок не жилец, а в третьей взялись вернуть его к полноценной жизни. И вылечили! Осталась только лёгкая хромота и отмороженное ушко. Щенок вырос в небольшого нелепого пёсика, ушастого и толстолапого, но скромного и послушного, я полюбила его всем сердцем, с удовольствием ходим с ним гулять, бегаем по выходным в парке.
Спустя время поздно вечером мне позвонил муж, сказал, что нашёл сбитого котёнка. Мы по старой схеме поехали в ту же клинику, где котёнка и спасли. У него небольшие проблемы с челюстью и тоже отмороженное ушко. Муж кота обожает, они вместе валяются на диване и смотрят футбол. Я теперь прониклась к собакам, а муж к котикам.
Жил до 17 лет в деревне. Много разной живности держали: козы, коровы, куры, фазаны. Как-то раз на озере ещё и диких утят поймал. Загнал их в клетку и спать пошёл. Среди ночи вышел на улицу в туалет, а рядом с клеткой с утятами мама-утка стоит. Детки по клетке запрыгали, загулили, мама так и стоит, не уходит. Открыл клетку и отпустил всех.
С тех пор никогда не охотился и не ловил никого. Мама… Она и есть мама.
Самого младшего на этом снимке, Борю, немцы повесят на шарфике, и родным удастся спасти его в самый последний момент. После войны он выучится на рабочего, будет трудиться на радиоламповом заводе.
Двух старших немцы угонят в Германию, но они сумеют сбежать по дороге и присоединятся к частям Красной Армии. Валентин станет плотником, а девочка, Зоя, закончит курсы медсестер, и когда вырастет, будет работать в детской больнице города Гагарина и поможет не умереть одному маленькому мальчику, который сейчас пишет эти строки.
Ну, а парнишка, что сидит на стуле, однажды утром 12 апреля 1961 года скажет: "Поехали!"
Всех с праздником!
Юра, мы исправляемся.

©️ Сергей Волков
Часов в 10 звонит младшая дочь (9 лет): «Папа, я с качели упала, ударилась, рука очень сильно болит». Поехал, забрал из дома, отвез в поликлинику к травматологу, нашли перелом, наложили гипс.
В обед, звонит старшая дочь (12 лет): «Папа, я Лерке за мороженым в магазин побежала, упала, ногу ободрала». Забрал, захожу к травматологу, тот осмотрел, отправил на перевязку, стал заполнять карту, потом смотрит на меня и говорит: «Вроде бы у меня сегодня Иванова уже была?», я ему подтверждаю, да приводил, только младшую Леру, а это старшая Маша. В общем, отвез Машку домой, не успел на работу приехать, звонит жена: «Я руку дверью прижала, палец опух!». С женой доктор принял меня без лишних вопросов, констатировал перелом и отправил накладывать гипс.
Потом поглядел на меня так многозначительно поверх очков и спрашивает:
- Ивановы на сегодня кончились?
3
На прошлой неделе подъехал к дому, припарковался рядом с подъездом, в котором находится моя квартира. Около подъезда тусили мамаши с годовасиками, тугосерями и детьми чуток постарше. Я поздоровался и пошёл домой.
Утром, в субботу, в 09:15, звонок в дверь, причём это не скромный звонок, а прям такой наглый звооооон. Проснулись, я пошёл открывать дверь, смотрю в глазок - стоит соседка. Открываю дверь, а она мне: "Здрасьте, доктор!". Я аж проснулся, откуда, говорю, знаете что я врач? Она отвечает: "Вчера, когда вы подъехали, я под лобовым стеклом у вас увидела пропуск на территорию ГКБ и вашу фамилию на нём. Вот и привела к вам моего сыночку глянуть - у него что-то с горлом (на минуту, я ни разу не детский врач, и тем более не ЛОР, я реабилитолог). От такой наглости я, конечно, опешил, но даму с сыном впустил и даже произвёл осмотр горла и сделал звонок другу-педиатру. Диагноз был поставлен - воспаление миндалин, и предложена срочная госпитализация в больницу с целью уточнения диагноза. И, если потребуется, удаления этих самых миндалин. Распрощались, она ушла, я подумал - какие наглые бывают люди, и пошёл лёг в кровать дальше смотреть свои заслуженные сны.
Вечером этого же дня у нас намечался небольшой сабантуй с друзьями в честь второй годовщины нашей свадьбы. Пришли гости, мы выпили по паре рюмок, всё, как у людей. В 20:00 звонок в дверь. Я без задней мысли открываю дверь, стоит она, и вещает: "Сыначке плохо, температура 39, что делать?". Я отвечаю: "Мадам, ёптить, я ещё утром сказал - срочно в больницу, зачем ребенка гробить?". "Да, - говорит тётя, - мы решили полоскание попробовать, боимся операции". Следующий её вопрос меня просто убил. "Вы что, пьяны?!" - заявляет мне тётя. - "У меня ребёнок болеет, а вы тут пьёте!". Я на секунду задумался, не перепутал ли я свои хоромы на западе столицы со свои скромным отделением, подумал и понял, что нет. Просто тётка перегибает палку. Вежливо попрощался и пошёл к друзьям.
Рассказал им, посмеялись, забыли.
Утром в воскресенье звонок в дверь. Догадываетесь, кто пришёл? Правильно.
Первый вопрос: "Вы протрезвели?".
Второй: "Что делать с сыном?".
Узнал номер её квартиры, послал, вызвал скорую, пацана увезли.
После этого я стал врагом всех мамаш в радиусе 3 км от дома и пьющим врачом.
Будущее пришло вчера.
Крупнейший университет нашей страны. Прохожу утром мимо аудитории к себе в рабочий кабинет. В этот момент открывается дверь, из нее выходит студент и говорит, обращаясь к преподавателю: «Алексей Николаевич, спасибо большое, что разрешили отойти! Я оставил диктофон, он вашу лекцию пишет, мне ребята потом отдадут, и я все прослушаю!». Закрывает дверь и убегает. "Какой интересующийся студент!", подумал я…

Через пару дней - дверь в аудиторию приоткрыта, идет лекция Николаича, сидит человек десять студентов, а на столе препода на краю лежат рядышком три диктофона и пишут его лекцию. «Первый опыт оказался успешным!», подумал я и пошел дальше.

Через неделю я застал логический конец. Срочно нужно было на пару слов Николаича, подхожу к двери аудитории – он читает лекцию. Стучусь. Никакого эффекта. Стучусь и заглядываю: на столе стоит магнитофон и читает лекцию голосом Николаича, вокруг лежат штук 10 диктофонов и пяток телефонов, внимательно слушают и записывают ее. И никого больше…
Про плохих мужей⁠⁠

Недавно, грустная коллега сообщила, что муж разводится с ней. Все офисные подружки в голос завыли что мужики козлы, он недостоин, поймет когда потеряет и т.д., а мужики молча переглядывались и мерзко ухмылялись. Как это бывает, вся семейная жизнь протекала на глазах у коллектива, и финал ждали все.

Предыстория.

Обычная, в меру симпатичная, в меру умная и в меру веселая девочка вышла замуж чуть больше года назад. Муж моряк, зарабатывает очень прилично, все бабосики отсылает молодой супруге. Ушел в море перед пандемией, застряли в карантине, потом еще какие-то движняки, короче его считай весь год не было. А у девочки, назовем ее Вика, от резкого наплыва денег фляга засвистела. Она заявила, что заслужила "нормальную" жизнь и не собирается ни в чем себе теперь отказывать. Вика начала жрать и бухать... и чем дальше тем больше. Кафе и рестораны стали практически ежедневными, а вид похмельной дамы радовал коллег каждый понедельник. Она реально собирала пиры за свой счет каждые выходные. Наела хорошо за 100 кг с 52 кг до свадьбы. Обилие спиртного частенько приводило к тому, что Вика просыпалась в чужих постелях, о чем естественно судачили все, т.к. половина гуляли за ее счет, а остальные уши греют. Короче всадила все деньги что заработал муж, т.к. когда он попросил к его возвращению купить машину, еле наскребла на убитое нечто за 200 тыс., что меньше четверти его месячной зп.

Итог закономерный. Я представляю как он дико офигел когда приехал... Но подружайки по прежнему продолжают гнуть про мужиков козлов. Ведь ей было так тяжело, она ЖДАЛА его... а он... козел, одним словом.
Стала встречаться с вдовцом, его сыну десять лет, жили у меня. В один прекрасный день мужик просто свалил в неизвестном направлении. Как оказалось, к женщине в другой город, оставив мелкого со мной. А парнишка молодец: очень самостоятельный, помогает по дому, когда я с работы возвращаюсь. Много с ним общаемся, играем в приставку, учу его программированию. Понимаю, что с точки зрения закона мы друг другу никто, но ищу хорошего юриста. Надеюсь лишить нерадивого папашу прав и усыновить мальчишку.
ЧУДЕСНОЕ ИСЦЕЛЕНИЕ
Интересное дело слушается в одном из московских судов. Пенсионер Иван Ильич С. намерен развестись со своей молодой женой Машей, хотя фактически обязан ей жизнью. Он бы так и умер в одиночестве от неизлечимой болезни, если бы не она: будучи добровольной активисткой Общества милосердия, ухаживала за стариком - варила, стирала, делала инъекции. Правда, у Маши не было московской прописки, и, чтобы не остаться без опеки, Иван Ильич оформил её пребывание в квартире в виде законного с ним брака. Став законной хозяйкой, Машенька перестала его кормить, а когда через неделю обнаружила, что супруг ещё жив, назвала козлом и в нецензурных выражениях пожелала ему скорейшего перехода в лучший мир.
И тогда Иван Ильич решил, что умрёт только после неё! Он регулярно делает зарядку, бегает кросс, посещает плавательный бассейн и тренажёрный зал, питается по кембриджской методике, и вообще - выглядит молодцом.
Так активистка Общества милосердия сумела поставить на ноги умирающего больного старика.
Парадокс выживания.

В 1933 году в Германии самой безопасной со всех точек зрения была позиция пассивной поддержки режима. Риск попасть под маховик репрессий (если ты, конечно, не еврей, не коммунист, не гомосексуалист и далее по списку) минимальный. Нет ничего такого, что случилось бы с тобой, но не случилось бы с другими. Причем даже в случае крушения режима ты по-прежнему будешь в полной безопасности: можно наказать тысячу, десять тысяч человек, даже сто тысяч, но невозможно наказать в индивидуальном порядке десяток-другой миллионов. То есть попытаться-то можно, но последствия… Именно поэтому Аденауэр после войны фактически сделал ставку на «примирение и забвение». И пассивные (да и многие активные) сторонники гитлеровского режима могли твердо рассчитывать, что их примут и простят, как «блудных детей». Можно будет послушать про коллективную ответственность, с грустным видом покивать головой, перекреститься и пойти дальше.

А где же парадокс? Сейчас будет, не спешите.

А парадокс в том, что такая позиция являлась наиболее выгодной, только если ограничивать кругозор уровнем отдельного человека. Когда такой выбор делали независимо друг от друга десятки миллионов человек, он имел катастрофические последствия. Гитлер мог делать все, что угодно, и в итоге развязал мировую войну. В которой немцы гибли миллионами как на фронте, так и в тылу. Сумма индивидуальных решений в пользу наиболее безопасного варианта в итоге радикально снизила уровень безопасности общества в целом, вернувшись бумерангом на индивидуальный уровень и уменьшив шансы каждого в отдельности на выживание. Потому что бомбы, сыпавшиеся на немецкие города, не «примирялись» и не «прощали», они просто убивали всех подряд, особо не разбираясь.

К большому сожалению, в критических ситуациях логика «спасайся кто может» часто преобладает. И люди сознательно или неосознанно занимают наиболее выигрышную в индивидуальном плане позицию, даже если этот тактический выигрыш может обернуться в итоге стратегической катастрофой для них самих и их близких.

Николай Власов, историк.
Друзья решили меня женить. Зависть, наверное, к независимой жизни холостяка. При всех моих отнекиваниях было много знакомств, но одно запомнилось. Милая девушка без высшего образования с тягой к хорошей жизни и тремя детьми от разных мужчин. Сидим, пьём кофе, я пытаюсь тихо соскочить после вышеприведённого, думая, как получше обматерить сватов. И вдруг она говорит: "Я надеюсь, у тебя (у меня, то есть) нет детей?! Я чужих детей не приму!". На моё замечание, что её дети мне тоже чужие, назвала меня свиньёй и ушла, оставив счёт и свободу.
Знакомый торгует обувью, рассказывает...
Подходит бабка, сзади маячит дед. Бабка говорит:
- Моему деду нужны какие-нибудь туфли 43-го размера.
Обращаюсь к деду:
- Вот, выбирайте. Можете померить...
- Да не буду я мерить! - говорит дед.
- Но почему? Вот вам стульчик, вот ложка...
- ДА НЕ БУДУ Я НИЧЕГО МЕРИТЬ! ЧТО ВЫ КО МНЕ ПРИВЯЗАЛИСЬ?!
И раздражённо уходит. Бабка, с интересом наблюдавшая за этой сценой, выдаёт:
- А чего вы, правда, к нему пристали? Это ж не мой дед - мой дома спит...
Познакомилась с парнем в очереди на получение загранпаспорта. Там мы проторчали часов 5-6, не меньше, пошли потом гулять с ним. Гуляли до рассвета, будто сто лет знакомы, болтали-болтали с ним обо всём. К моему дому добрели к 6 утра. И вот он у меня номер телефона спрашивает, достаёт свой телефон, а тот разрядился. С собой, как назло, ни листочка, ни ручки. И попросить не у кого. Вот тогда я поняла реально, что нет слова "не могу", есть слово "не хочу". В общем, он огляделся вокруг, притащил этакое брёвнышко немалых размеров и уголёк на земле нашёл. И вот этим угольком начертил на бревне мой номер телефона. Закинул его на плечо и пошёл домой с ним, чтобы там уж переписать на листочек. Потом рассказывал: мама его обалдела, когда он уехал получать загранпаспорт ещё днем, телефон отключен, не дозвониться, и вот заявляется в 6 утра, счастливый, несёт какое-то бревно в дом и говорит: "Не трогайте его до утра".
Звёзды

После седьмого класса нас отправили на две недели в село, в колхоз, на практику. Работали мы там по 8 часов, в два захода (с 8 до 12 и с 16 до 20), уставали неимоверно.
Опровергателям сразу скажу, что потом был какой-то скандал, потому что дети вроде не должны по 8 часов работать, но факт остаётся фактом — работали.
К чему я это? К страшной усталости. Больше я никогда в жизни так не уставала. Иногда, засыпая в одиннадцать вечера, не успеешь положить руку на кровать, закрываешь глаза, через мгновение открываешь — уже 7 утра, подъем, а рука в том же положении, так и не донесенная до постели... В общем, вы поняли, что ночи в том колхозе для нас были провалом, мгновением — закрыл глаза и сразу открыл, но через 8 часов.
Но однажды кто-то из одноклассников умудрился разбудить всех в два ночи и позвал на улицу.
Кто-то бурчал, кто-то зевал, кто-то тыкался в стену вместо дверей спортзала, в котором мы жили. И тут Лёшка Скобелев произнёс:
— Да вы вверх посмотрите!
Полупроснувшись, поднимаем головы к небу, а там...
Первая реакция — пригнуться, чтоб головой не зацепиться о россыпь миллиардов звёзд, до которых, казалось, можно дотянуться рукой.
— А вот Млечный Путь! — добавил он и лучом фонарика скользнул по самому густо усыпанному звездами месту.
Это была красота неимоверная, то самое "небо в алмазах", от которого перехватывает дыхание и ты стоишь, завороженно таращась в величие Вселенной.

Прошли годы.
Я всегда любила задрать голову и полюбоваться на звёзды, но такой картины, что я видела в том далёком селе и детстве, увы, больше лицезреть не удавалось.
Помехой всегда и везде были городские огни — эта мелочь, перекрывающая своим низменным светом величественное сияние далёких звёзд.
Иногда так хотелось, чтобы эти огни отключили, чтобы мы, городские жители, увидели чарующую прелесть по-настоящему звёздного неба.
И вот сейчас... Сейчас я могу смотреть на россыпь звезд почти каждый день, если нет облаков или Луна не сильно старается залить своим светом землю.
И городские огни моим звёздам не помеха, потому что огней сейчас нет — третий месяц моя страна живёт в режиме светомаскировки...
В начале нулевых, когда у меня было много времени, мало денег и интернет по карточкам, я играл в скачанную на каком-то варезнике игру под названием King of Zamunda. Игра была собрана на коленке, имела три с половиной кнопки с картинками ресурсов из третьих Героев, но с задачей убивать время справлялась. Суть игры была такова: ты играешь за короля маленького государства, торгуешь ресурсами в виде зерна, нефти и золота, периодически набигают враги, от которых нужно защищаться с помощью солдат. Зерном кормишь рабочих, золотом платишь солдатам. Нужно продержаться сто лет, сиречь сто ходов. Если королевство начинает катиться в замунду - тебя свергают.
Вот и все. Во что только не игралилюди в те годы.

Честное слово, скоро я объясню, к чему я это все.

Сначала игровой процесс довольно простой. Покупаешь зерно, оставляешь на прокорм, остальное сеешь. Нефть и золото покупаешь подешевле, продаешь подороже. Когда надвигается война, закупаешь солдат ровно только, чтобы хватило отразить атаку. Население растет, популярность тоже - в общем, довольно простой симулятор. Жопа подкрадывается внезапно, когда народ начинает расти в геометрической прогрессии, опережая рост зерна. Закупить зерно не хватит никаких денег, а вырастить тупо не успеваешь. Начинается голод, народ начинает бунтовать и свергает тебя через несколько ходов.

В результате мной была выведена совершенно людоедская стратегия.После десятка-другого лет процветания и сытости ВНЕЗАПНО Все зерно в стране продается к чертям собачьим. Удивленный народ дохнет пачками. Если в это время кто-то еще и решит напасть - прекрасно, ни одного солдата не отправляется на войну.

Часть народа убивают, часть угоняют в рабство - численность населения сокращается еще сильнее. И вот тогда, когда рейтинг короля уже близится к нулю - зерно закупается в промышленных масштабах, все пируют, рейтинг взлетает до небес.

Когда страна немного отжирается - цикл повторяется сначала.

Оставляя за скобками все параллели с реальными событиями, скажу одно - в перспективе эта игра помогла мне понять образ мышления политиков. Все мы - юниты в их игре, и назначение зерна - далеко не в первую очередь наш прокорм.
Приехали мы с женой к торговому центру, продуктами затариться на неделю. Поставили машину на платной стоянке и ушли в магазин. Через некоторое время вернулись и стали укладывать сумки в багажник. Вдруг мы услышали истошный крик:
- Отдайте машину!
Видим: стоит древний старик, загородив дорогу эвакуатору, а тот пытается его объехать и увезти его тоже древнюю «Шестерку». Да, вне платной парковки стоянка запрещена, но дед же успел! У нас на глазах творился беспредел, и мы поспешили вмешаться. Ведь бесчеловечно так поступать с весьма пожилым человеком. На счастье, так решили не только мы. Вместе с нами к эвакуатору подбежало человек пятнадцать. Мы перегородили дорогу и стали требовать вернуть автомобиль владельцу. Три здоровенных хряка из эвакуатора, на которых бы только пахать и пахать, заперлись в кабине. Дед со слезами на глазах рассказал нам, что ехал на кладбище навестить могилу год назад умершей жены и остановился купить бутылку для кладбищенских рабочих, что красили на могиле оградку. Люди в очередной раз попросили проявить милосердие и вернуть старику его жигуль. Причём того, что дед заслуживает штрафа, никто не отрицал! Бесполезно. Позорная троица заперлась как крысы в своей кабине и на контакт не шла. Позади нас остановилась машина ППС, и оттуда вышли три сотрудника.
- Что случилось? – спросил старший.
- Человечность убивают, – ответил стоявший рядом со мной мужчина.
Жена у меня рассудительная и уравновешенная женщина. Она точно, коротко и без лишних эмоций обрисовала ситуацию.
- А кто нас вызвал?
- Они! – мы указали на запершихся в кабине героев.
- Что за балаган?! – возмутился старший полицейский.
- Какого … вы вызвали нас, а не ДПС?! Вы что, ох… совсем?! Хорош х…ей заниматься! – лейтенант сурово поговорил с зелеными шакалами.
Человечность и милосердие одержали верх. Машину дедули сняли с платформы, выписали протокол о нарушении (штраф на полторы тысячи) и отпустили. Дед плакал, обнимал и благодарил нас всех. Как же здорово, что у нас осталось столько хороших, активных и неравнодушных людей.
Санта-Барбара по-русски. Или даже индийская мелодрама. Кому нужен сюжет для слезливого сериала – берите, дарю.

Жил, значит, такой Александр Степанович. Да он и сейчас здравствует. Мужик крутой, но справедливый. Из тех, кто умудрился вынырнуть из мутной волны девяностых с неплохим капиталом, репутацией и почти без крови на руках.

Имел он сына Антошу от первого брака и дочь Вареньку от второго. Первая жена его благонравием не отличалась, и на время ее загулов он забирал сына к себе. Загулы всё учащались, наконец бывшая продала квартиру мутным риэлторам и исчезла, а Антон окончательно поселился у отца.

Парень оказался толковый, с папиной хваткой, поведения самого примерного. Степаныч хотел было отправить его учиться в Лондон и потом пристроить к своему делу, но Антон проявил отцовский характер, уезжать отказался и поступил на психфак в родном городе. Жил по-прежнему у отца. А чего не жить, места хватает с избытком, кормят вкусно, отношения с мачехой нормальные, с сестрой – лучше не бывает. Счастливая семья, ни одной тучки на горизонте. Степаныча только напрягало, что у сына нет девушки. И тут пришла беда откуда не ждали.

Вернулся Степаныч домой среди дня и зашел в комнату сына, что-то ему там понадобилось. Думал, сынок в институте. А он – вот он, на диване сидит. А на коленях у него… Варенька! Целуются. И руки в таких местах, что никаких пристойных объяснений, одни непристойные. А Вареньке семнадцать лет, только-только школу закончила.

Первая реакция понятна: дочери оплеуху, ублюдка этого избил до крови. Потом вопрос:
– Ты хоть предохранялся, придурок?
– Не от чего пока, я ее берегу. А в будущем, конечно, будем, я понимаю про кровосмешение.
– Какое нах будущее? Нет у тебя никакого будущего. Собираешь сейчас вещи и исчезаешь навсегда. На Колыму за золотом, в тайгу за шишками, в Чечню добровольцем. Страна большая.
Варенька:
– Папа, не надо! Я Антошу люблю с самого детства, я без него жить не смогу.
– Сможешь как миленькая. А у тебя, красавица, на ближайшие пять лет маршрут один: учеба – дом. И гувернантку к тебе приставлю, чтобы глупостей не наделала.

Вроде разрулил. Только от былого счастья в доме и следа не осталось. Полный мрак. Дочка ничем не занимается, целый день сидит и смотрит в стену. В институт провалилась, вместо сочинения написала тысячу раз слово «Антоша». Однажды, когда гувернантка не уследила, вены порезала, другой раз таблеток наглоталась. И доведет же дело до конца, характер отцовский.

И тут Степаныч получает письмо от бывшей. Так и так, лежу в больнице с циррозом печени, последние деньки на Земле считаю. Решила напоследок с тобой поквитаться за всё то зло, что ты мне причинил. Знай же, подлец, что сынок Антошенька, которого ты у меня отобрал, на самом деле не твой сын. Я его от Жорика родила, помнишь Жорика? Живи теперь с этим.

Да, был у них в молодости сосед Жорик, красавчик и бабник. Подался тоже в бизнес, да не туда свернул, нарвался на пулю. Задумался Степаныч. Три дня думал. Велел разыскать Антона и привезти. Говорит ему:
– Сейчас есть такой тест ДНК, по анализу крови определяют, кто кому родственник или не родственник. Я договорился, завтра пойдем сдавать.
– Бать, – говорит Антон, – а ведь если окажется, что я сын Жорика, значит, инцеста никакого нет и мы с Варенькой можем пожениться, так?
– Выходит, так. Поживи у меня, пока ответ придет. Но Вареньку не трогай, скажи ей только, чтоб больше не вешалась.

Через сколько-то дней Степаныч приходит домой счастливый, как в прежние времена. Лыбится во все 32 зуба. Показывает справку, там написано: родственные связи исключены.
– Вот, – говорит, – как удачно всё обернулось. Нет никакого кровосмешения. Живи спокойно, сынок… то есть, наверно, зятек уже.

По этой справке Антоше выдали новые документы, на отчество Георгиевич. Как только Вареньке исполнилось 18, они поженились. И жили, действительно, счастливее всех на свете. Детей только долго не могли завести, обнаружилась какая-то несовместимость. Но в наше время да с деньгами и это не проблема. Когда время стало поджимать, родила Варенька двух чудных деток от анонимной пробирки из банка спермы.

Только на этом сериал не кончается. Есть у него второй сезон.

Наши дни. Степанычу под 70. Антону за 40. Что-то он стал себя плохо чувствовать. Пошел проверился – лейкоз. Про лечение врачи говорят: есть несколько довольно безнадежных способов и один надежный. Пересадка костного мозга от родственного донора. Вот только родственных доноров у Антоши йок. Мать и Жорик в могиле, Степаныч ему по крови не отец, Варенька не сестра, дети не дети.

Опять задумался Степаныч. Три дня думал. Пришел к Антону в больницу:
– Не знаю, как тебе и сказать. Но сказать надо. Соврал я тогда. Справку попросил подделать. На самом деле я твой отец. Так что спроси у врачей, где мне тут провериться для пересадки.
– Бать, не волнуйся. Мы давно это знали. Ну, не знали наверняка, но подозревали. Поэтому и своих детей не завели. Придумали про несовместимость, а сами всю жизнь предохраняемся. Варя уже сдала анализы, ее костный мозг мне подходит, скоро операция. Всё нормально.
– Ну ничего себе. А скажи, когда ты догадался?
– В первый же день, когда ты пришел такой довольный с этой справкой. Я же психолог, да и тебя знаю с детства. Вот скажи: если бы на самом деле выяснилось, что я не твой сын, разве ты смог бы радоваться? Только и думал бы о том, что тебе наставили рога.
С Хабра (НМ).

...бабушка из Израиля уговаривала мою соседку переехать к ней на ПМЖ - "У нас так хорошо, высокие зарплаты, соцвыплаты, отличная медицина... а когда мы идем в бомбоубежище, проходим такую замечательную апельсиновую рощу..."
Служил я в СА в роте глубинной разведки. Учили нас всему, кроме рукопашного боя. Капитан наш был реально герой: два ордена, медали... Однажды я у него спросил:
- А почему нас рукопашке не учат? Вон, обычных солдат с разведбата учат, а нас нет.
Он грустно посмотрел на меня и говорит:
- А нахрена время терять? Если тебя обнаружат, то тебе в любом случае пиздец.
И добавил два часа на занятия по маскировке.
В свое время тоже сталкивался с аргументами от быдло-соседей: "Жаловаться на пьющих в подъезде/громкую музыку/парковку на газоне? Ты че, стукач?".
Признаюсь, по началу это выбивало из колеи. Потом родился контрдовод: Стучать - сдавать СВОИХ. Те, кто срет в подъезде, портит газон что бы не идти от авто лишние метры, кладет на комфорт соседей (мой в том числе) мне НЕ СВОИ.
Быдло из соседей риторику сменили. Аргумент работает и в аналогичных ситуациях в сетях.
11
Помните книгу «Трое в лодке, не считая собаки»? Про Джорджа, Джея, Гарриса и невоспитанного фокстерьера Монморанси? Так вот, впервые я прочла её в весьма нежном возрасте, отчего и не поняла, что Монморанси - собака! Всю дорогу я считала его английским джентльменом средних лет. Эксцентричным слегка, не без того. Но на этом я ещё остановлюсь.

Причин тому несколько. Во-первых, когда автор выводит Монморанси на сцену, он не говорит, что это собака. Он называет его по имени, как и прочих главных героев. Книга начинается так: «Нас было четверо: Джордж, Уильям Сэмюэль Гаррис, я и Монморанси. Мы сидели в моей комнате, курили и разговаривали о том, как плох каждый из нас, - плох, я, конечно, имею в виду, в медицинском смысле».

Очевидно же, «мы» подразумевает всех четверых. Следуя правилу утки, если нечто курит и разговаривает, то это нечто - утка (зачёркнуто) английский джентльмен.

Концовка главы никак не поколебала моих убеждений: «Единственный, кто не пришел в восторг от такого предложения, был Монморанси. Лично его река никогда не прельщала. "Для вас, ребята, все это превосходно, - сказал он, - вам эта штука по душе, а мне - нет. Мне там нечего делать. Я не любитель пейзажей и не курю. Если я замечу крысу, то вы из-за меня не станете причаливать к берегу, а если я задремлю, вы еще, чего доброго, натворите глупостей и вывалите меня за борт. С моей точки зрения, это идиотская затея"».

Ну истинный же джентльмен! И рассуждает он явно более здраво, чем главный герой, желающий болеть родильной горячкой, и врач, бодающий пациента в живот. Возможно, в этой книге у каждого есть свои мелкие причуды. Кто бодается, кто крысами интересуется. Я вот ещё подумаю два раза, с кем в разведку идти - с любителем бодаться или со скромным натуралистом.

Во-вторых, я тогда не знала слова «фокстерьер», и когда автор наконец представил нам Монморанси «ангелом во плоти, принявшим образ маленького фокстерьера», прочла это примерно как «ангел во плоти, принявший образ бу-бу-бу опять странное слово» - мало ли странных слов в английских книгах? «Камердинер», например. Или «лорд-протектор».
Но, спросите вы, ладно первые главы, а дальше-то, дальше? А дальше в книге слова «Монморанси» и «собака» никогда не употребляются в одном предложении. Скажем, автор пишет, что герои благодушно смотрели на своего пса - да, видимо, у них была какая-то собака, недаром её упомянули в названии. Но никто же не говорит, что эта собака и есть Монморанси!

Что до действий Монморанси, по которым можно было заподозрить, что он не человек... ну да, он вёл себя не так, как знакомые мне люди. А кто, скажите на милость, там вёл себя как нормальный человек?! Персонажи этой книги:
- подставляли ванну с холодной водой к кровати спящего друга (как они её дотащили?!);
- разбивали яйца себе в рукав;
- садились на масло и клали его в тапок;
- закапывали на кладбище вонючий сыр;
- ложились в одну постель, чтобы скинуть друг друга на пол и потом на этом же полу спать.

Что такое на этом фоне Монморанси, который всего-то убил парочку лимонов, притворившись, что принял их за крыс, и цапнул за нос кипящий чайник?

Видимо, философски размышляла я, такие уж они - английские джентльмены. Хорошо, что я живу не в Англии.

P.S. Кажется, что самая явная подсказка кроется в названии: ТРОЕ в лодке, трое. Но можно ли верить этим гуманитариям, когда у нас уже есть книга, автор которой позорно обсчитался на одного героя? Загибаем пальцы: Атос, Портос, Арамис и д'Артаньян. То-то же.

(c) Daryna Sunstream
4
Сегодня еду в автобусе. Впереди молодая блонда во весь голос по мобиле рассказывает подруге, как вчера была у зубного, и в подробностях, что и как удалял и пломбировал. Сзади две полуглухие бабки обмениваются рассказами, кому как камни из почек удаляли и кому как колени лечили. И так 4 остановки без перерыва. Тут из середины салона раздаётся "достатый" мужской голос: "Бабоньки, а есть кто-нибудь, кто к гинекологу ходил?".
Автобус порвало, а водила нажал на тормоз, чтобы не врезаться куда-нибудь.
Моя красотка-сестра решила, что не хочет встречаться с парнем:
- Да скучно мне с ним!
В итоге, из жалости к более страшненькой сестре, познакомила его со мной.
Девять уже лет вместе.
Вчера вечером у нас на кухне сидит моя красотка с диким бланшем под глазом, на носу царапина. Её очередной красавчик безработный выбивал из неё согласие на очередной кредит..
Сижу, успокаиваю. Мой кашу варит, чайник поставил, профессионально ей синяк чем-то намазал, царапину заклеил. Она, всхлипывая:
- Да скучно у вас, по-стариковски как-то! Домой пойду.
6
Мы долго не могли продать квартиру, всех отпугивали соседи-алкаши из квартиры напротив. Неделю назад эти самые соседи продали свою убитую квартиру первым же пришедшим смотреть по такой цене, как и мы за свою просим (планировка одинаковая). А потому что у них "хороший район, спокойные соседи". Здорово! Нас продали в комплекте с квартирой алкоголиков))
Tarvas
Минус в карму. Индусы считают грехом отказ женщине.

История не совсем про карму но в тему....
Лет пятнадцать назад довелось отдыхать в Крыму. Надо сказать что в это время во всю поперла Турция и девушек приезжающих на отдых в Евпаторию на семейный курорт становилось все меньше, и я уже задумался о том что надо менять точку дислокации. Но как только задумался об этом, то стало везти, в течении недели три хорошеньких мамочки одарили меня своими ласками, поэтому решено было пока о передислокации забыть.
Это как в покере если прет то прет.
Мне тогда пришла в голову мысль что до отъезда еще полтора дня, и должно после сета прийти каре.)
Я тусовался в одном клубе, и заметил что каждый день туда приходил мужичек, лет сорока пяти, с двумя охранниками, который с интересом наблюдал за моими движениями.
Он всегда делал заказ, неспеша потягивал вино, и смотрел на все это с какой то едва заметной улыбкой.
Непонятно почему, от него исходила какая то сила, понятно было по виду что он много лет побывал в местах не столь отдаленных. Нет, это не чувство опасности, а именно какая то внутренняя сила, которая вызывает уважение и небольшое чувство опасности.
Я его окрестил Дон Корлеоне.
За день до отъезда, в процессе прочесывания местности я зарулил на городской пляж, где у барной стойки увидел всю ту же компанию, и как мне показалось он даже кивнул мне головой как своему знакомому?)
У берега моря на полотенце сидела ну очень красивая девушка, которая задумчиво смотрела вдаль.
Почувствовав азарт, и в уверенности что мне сам черт не брат, подсел к девушке и уже через пять минут мы болтали как старые знакомые.
Потом приглашение покурить кальян и вечером встретиться в клубе.
Вечером картина была все та же, Дон Корлеоне кивнувший мне как старому знакомому, за своим столиком и мы за соседним и зажигаем на танцполе.
Выйдя в туалет я столкнулся с одним из охранников, который очень вежливо обратился ко мне.
- Извини друг за вопрос. Это твоя девушка?
Пытаться разыграть идиота и доказывать что я не я смысла не было, они видели мои движения на пляже.
- Да нет, только днем познакомился. А что?
- Ты знаешь, она очень нравится моему Шефу, он три дня не знал как подкатить к ней на пляже, а ты показал мастер-класс!)
И засмеялся низким голосом, так что мне как то стало не по себе.)
- Как тебя зовут?
Он ответил - Саша.
- А Шефа?
- Николай Иванович (имя другое).
- Меня Соломон!
Почему то мысль в голове была что будет правильно мне свалить и не отсвечивать. Нет, не страх, не чувство опасности, а именно что это правильно! Девушке отдыхать еще десять дней, а я после перепиха укачу в родные пенаты, поэтому решение я принял быстро.
- Скажи Шефу, что я сейчас подойду к вашему столику и сославшись на срочные дела отвалю, а девушку оставлю с вами.
-Я обращусь к нему по имени, и попрошу присмотреть за девушкой чтобы ее не обидели и свалю. Так идет?
-Идет - и он крепко пожал мою руку.
За всем этим с интересом наблюдала довольно симпатичная девушка, но мысли переключиться на нее, не было совсем.
Набрав на телефон компаньона, который третий день не мог выйти из номера от миниатюрной татарочки, и попросив ровно через пять минут набрать на телефон, и срочно меня вызвать по делам.
Придя за стол я услышал звонок друга, который срочно попросил приехать в Заозерное, якобы на него наехали и нужна помощь.
Я с унылым и озабоченным лицом объяснил все девушке, и увидел что она очень расстроилась, так как вечер только начался, но я ее успокоил что она проведет его с моим другом.
Подойдя к столику, я обратился к Дону по имени, и попросил составить компанию а заодно и присмотреть чтобы никто ее не обидел.
Я первый раз увидел как он искренне заулыбался, пожал мне руку и сказал что без проблем.
На руке я увидел след от сведенной татуировки.
Выйдя из клуба я медленно побрел в парк.
Метров через сто меня догнал охранник, вручил бутылку вискаря и молча пожав руку, быстро удалился.
Было такое чувство какой то свершившейся справедливости что ли? Но совершенно ни о чем не жалел.
В голове была пустота, я брел по аллее в сторону номера.
- Виски самостоятельно пьют только алкоголики! Нужна компания?))
Я с удивлением повернулся и увидел что сзади за мной идет довольно симпатичная девушка, которую я заметил возле туалета, когда мы трещали с охранником.
Мы молча взялись за руки побрели ко мне, ни говоря не слова.
Вечер был шикарным, и я понял что за правильный поступок я получил тоже что то хорошее. Так сказать мне пришло каре.)
Прошел год, я опять гулял по набережной а на встречу мне шел Дон Корлеоне, который кивнул мне как старому знакомому, с той самой дамой и двумя охранниками, и катил коляску с красивым малышом!)
Внимание! Вопрос к Знатокам? Это плюс к карме?
Бориска - белокурый юноша двух с половиной лет, был совершенно не по годам развит и сообразителен, с выражением декломировал Маяковского, пел частушки про Гитлера (спасибо деду) и ходил в элитный детский сад. Лишь одно огорчало бедное материнское сердце: Борис презирал горшок.
Родителями были использованы все методы, кроме, пожалуй, приматывания скотчем, но Борис не внимал. Он бежал в коридор, вставал на табуретку и начинал делать свои мокрые дела, изображая знаменитый брюссельский фонтан.
А так как, будучи парнем харизматичным, Бориска сразу же привлёк множество последователей, появилась новая проблема: детский сад, в котором 20 малышей одновременно ссут, стоя на табуретках, не может считаться элитным.

Немедленно были ликвидированы все табуретки, но Борис отчаянно сопротивлялся: влезал на кухонный стол иии... прямо не снимая растянутых фамильных колгот уже не только пИсал. (Детские колготки во многих русских семьях передаются по наследству, как бриллианты или столовое серебро.)
В надежде изменить статус кво, несчастная мать скупила в районе все горшки самых неожиданных модификаций. Так однажды в квартире появилась "БЯКА", как окрестил её Борис.

"БЯКА" - плод многолетней работы лучших китайских инженеров, научный прорыв в области детских покакуль, гибрид жирафа, инопланетной гусеницы и горшка. Неведомая хрень ядовито зелёного цвета с огромной шеей посередине... не знаю, как описать.... представьте, что перед унитазом внезапно выросла берёзка. Шея совершенно не логично заканчивалась маленькой нелепой головой с рожками как у Шрека.

Находчивая мать, слегка приспустив с дитя колготки просунула "зелёный баобаб" меж коротеньких Борискиных ножек... И всё. Ребёнок зафиксирован. Почти как со скотчем, но скотчем не педагогично. А колготками нормуль.
Борис было заверещал, но быстро отвлёкся, ведь прямо на затылке у инопланетной твари находился пульт управления галактикой - штук десять разноцветных лампочек и три кнопки.
Кнопка номер 1 воспроизводила английский алфавит.
Вторая - едва узнаваемо наигрывала что-то из Брамса.
А третья кнопка на чистом русском языке голосом Валерии вдруг запела "Девочкой своею ты меня назови, а потом обними, а потом обмани".
Отец подавился пельменем.
А Борис, услышав родную речь от незнакомой гадины всё жал и жал на кнопку номер 3...

Через час, когда припев выучила даже кошка, дед сказал: "Лучше б он и дальше срал в штаны!"
3
Живу на последнем этаже. Идёт ремонт крыши. Жара 32 градуса. Захожу в подъезд, приезжает лифт, и вместе со мной в кабину забегают два рабочих. Худые и измождённые. Едем до 9-го этажа, вижу, что-то хотят сказать. Доезжаем, и один решается попросить воды. Понятно, говорю, тащите канистру, на крыше-то ад. Они так сильно обрадовались, а потом рассказали, что шесть жителей подъезда отказали. Счётчики, блять, у них!
Закон в руках идиотов страшная сила..
В 1936 году в Америке судили какого-то популярного комика (фамилии не помню) за двоеженство. Так адвокат его отмазал, доказав, что на самом деле у него ТРИ жены. В то время в американском уголовном кодексе была статья, карающая не за МНОГОженство, а именно за ДВОЕженство.
Мужика оправдали.
7
Знакомый студент ВШЭ рассказал. Их препод 25-го или 26-го пришел на занятия в дупель пьяным. Пытался читать лекцию, но на словах "российская экономика" каждый раз срывался в рыдания.
Услышал сегодня историю о родственнике, она стоит того, чтобы опубликовать ее здесь.

Ваня был активным и изобретательным ребенком. Поэтому ему очень понравилось ходить в школу. Учителя не разделяли Ваниного энтузиазма, но деваться им было некуда.
Первый класс, открытый урок. Где-то сзади сидит проверяющий. Дети хором считают от одного до десяти, потом от десяти до одного (всё отрепетировано классом заранее). После того, как они произносят "один", Ваня кричит "Пуск" и взрывает хлопушку. Хотел пустить ракету, но не смог раздобыть.

Второй класс, открытый урок. Тот же проверяющий. Учительница перед уроком еще раз повторяет Ване: он должен сидеть и молчать. Ваня послушался, и проявил изобретательность: засунул пальцы руки в рот и сжал там в кулак. В середине урока оказалось, что разжать кулак во рту невозможно. И вытащить, не разжав, тоже невозможно. Учительница пробовала, проверяющий пробовал, даже директор пробовал - не вытаскивается. Остаток дня в больнице пытались добыть кулак изо рта. Хотели уже отрезать пальцы, доставать их изо рта по одному и пытаться пришить, но с миорелаксантами и обезболивающим как-то вытащили, и даже взрослые зубы все оставили, только молочные пришлось удалять.

Третий класс, открытый урок. Учительница заранее предупредила родителей, что в школу ребенок в этот день не идет, остается дома и делает вид, что болеет. И проверяющему (тому же) об этом рассказала. Но родители на работе, дома сидеть скучно... Ваня пошел гулять. Проходя около школы, он встретил спешащего на урок проверяющего и вежливо с ним поздоровался... Беднягу увезли на скорой с сердечным приступом.
Как я стал солдатом

«Солдат есть имя общее, знаменитое, имя солдата носит всякий военнослужащий от генерала до последнего рядового». (с)

Не помню, чтобы отец говорил эту фразу.
Возможно, он её не знал. Но его мнение о слове «солдат» было схожее.

Если я плакал из-за какой-то обиды или разбитой коленки, он сочувствовал, гладил, допустим, по голове или дул на ссадину. Но обязательно и говорил: «Не плачь, сынок, - ты же солдат!»

Тогда все служили в армии. И мне предстояло через 15 или сколько там лет служить.
И слово «солдат» содержало твердость, мужественность, храбрость, справедливость.

Он рассказывал об армии... Обслуживание самолетов на морозе, выходы "в летние лагеря", о сослуживцах какие-то забавные истории... И двое его армейских друзей как-то приехали к нам в гости.

Отец умел делать всё.
Мы с ним постоянно столярничали, слесарничали, фотографировали, а потом проявляли пленки и печатали фотографии – всё это понятно и вполне по-мужски естественно.

Но вот прихожу с улицы в разорванной при прыжке с дерева рубашке.
Он достает коробку с катушками, учит меня вдевать нитку в иголку, показывает, как зашивать.
Через какое-то время снова, а потом ещё и ещё повторяет эти уроки. Объясняет: «Можно отдать маме, и она зашьёт. Но если в армии у тебя пуговица оторвется, ты к маме побежишь?»

Прочёл мне сказку «Каша из топора». И объяснил её смысл так: «Солдат должен уметь проявлять смекалку, и находить выход из любой ситуации».

На мамин день рождения или на 8 марта мы с ним запирались на кухне, и он готовил стол. В том числе и пек какой-то особый пирог в духовке.
И если бы я спросил – откуда он это умеет, он бы усмехнулся в ответ: «Я же солдат!»

Он умер, когда мне было семь.

А я, когда пришло время, стал солдатом.
***
Цитата, с которой начинается текст, - из книги "Мои скитания" Гиляровского. Он был солдат.
Мне было 22 года, тусили в баре, и ко мне подсел нетрезвый мужик лет 45-ти. Так красиво пел о своей несчастной любви с женой, и как его всё утомило, рассказывал про свой успешный бизнес, гордился им! И тут я неожиданно для него начала спрашивать, как он познакомился со своей женой, как увидел первый раз дочь, за что влюбился в жену. Он рассказал, какая она, как у него горели глаза на неё, как мечтал её поцеловать. А потом резко встал и сказал: "Да что я вообще тут с тобой, соплёй, делаю?! Пошёл я домой".
Юридическая фирма, опенспейс. В одной из ячеек сотрудник средних лет весь в работе - готовит документы по довольно запутаному делу аж с шестью фигурантами, связаными друг меж другом в сложный клубок.
Трель мобильника.
-Да, слушаю. Я помню, Аня... Приеду вечером... Успею... Не переживай. - Дает отбой.
Шур-шур-шур по клавиатуре.
Рядом кто-то тихо беседует с клиентом, кто-то опять же пишет. Кто-то прервался на кофе. На календаре 28 апреля.
Мобильник.
-Да еб твою в тапки (шепотом)... -Да, Аня, что еще? Да приеду я, приеду! Успокойся уже, все будет аргентина! (Почему Аргентина? Бог знает откуда это). Ань, чтобы было быстрее - не дергай. Я жутко занят по работе, Аня. Знаю, что важно. Работать тоже важно. Да, потому что кушать это важно, а без работы не будет кушать. Тебя еще кормят родители, а я кормлю двух таких, как ты, и еще одну постарше. Все, чао, до вечера!
Народ переглядывается. Что за сопля достает пятидесятилетнего мужика? Любовницу что ли завел? Да вроде не в его характере, хотя...
Шур-шур-шур...
Трель.
-Ебать твою двадцать, Анна Батьковна! - в полный голос. - Ну какого хера ты мне названиваешь?! Ты мне бабки не платишь! А "спасибу" свою можешь запихать в жопу и ходить крутить ею! Это ты умеешь лучше всего! Да! Именно это ты и умеешь! И людей доставать тоже! Аня, на кой хер вы пошли на РЖД? Вас в коллекторском агенстве в жопу целовать будут! - вскакивает - Взасос, бля! Самый прожженый должник расплатится через пять секунд!!! Лишь бы ваши дурацкие претензии не слышать. Нет, бля, красава! Я, мудак старый, согласился помочь бесплатно по старой памяти и за это мне за пять минут выебли мозг до желудка. Еще один звонок, Аня, и я всю вашу ржаво-жадную дурь посылаю на хер и ебитесь, как хотите, если своих спецов нет! Все!!! Я сказал все!!!
Сбрасывет звонок и смущенно говорит:
-Простите.
Садится, тяжело дыша. Ослабляет галстук. Лицо багровое. Кто-то наливает человеку минералки, девочка-секретарша спрашивает не померить ли давление?
Шеф отдела:
-Андрей Васильевич, не изволите ли объясниться?
Васильевич хрипло:
-Эта коза-дереза, бесстыжие глаза, черт ее знает кто на нашем отделении РЖД. То ли рекламщица, то ли фиг ее поймешь. Чья-то доча. Первого мая открывают сезон на ДЖД (детская железная дорога). Им в том году передали паровоз. Она придумала проект пустить под ним первый поезд. Разрекламировала, то-се. И вот только в двадцатых числах до кого-то доперло, что паровозников-то на нашем отделении дороги нет. Так они порылись в старых списках сотрудников и вышли на меня. Получается, что я последний бывший машинист на сто километров вокруг, который помнит, как с паровой техникой работать. Позвонил один знакомый, он теперь большой начальник на отделении, скулил-скулил, уговорил помочь. Я, дурак, и согласился.
-А вы что, умеете водить паровоз? - у народа глаза по чайнику. Надо же, живой паровозный машинист!
-Помнить-то я помню. А вот хочу ли я помочь этой крыске - уже сильно сомневаюсь.

P.S. На открытии сезона ДЖД 1 мая первый поезд тянул тепловоз. Специально съездил посмотреть.
Второй шанс Бенджамина Спока

В начале 1998 года жена знаменитого педиатра Бенджамина Спока Мэри Морган обратилась через газету Times с призывом к нации: "Помогите оплатить лечение доктора Спока! Он заботился о ваших детях всю жизнь!"
Состояние здоровья Спока внушало врачам опасения, а сумма в медицинских счетах переваливала за 16 тысяч долларов в месяц.
Мэри надеялась, что ее призыв будет услышан: ведь популярность врача-педиатра Спока, согласно опросам, превышала популярность американского президента.
Но репортеры тут же набросились на Мэри: "Скажите, а почему вы не обратились с этой просьбой к сыновьям доктора?"
Мэри потупила глаза. Разумеется, она обращалась неоднократно. Но честно говоря, ей совершенно не хотелось озвучивать то, что ей ответили. И старший сын мужа Майкл, сотрудник Чикагского университета, и младший Джон, владелец строительной компании в Лос-Анджелесе, заявили, что не готовы финансировать лечение отца - пусть о нем позаботится государство.
Сыновья посоветовали Мэри отдать Спока в дом престарелых. Она горько усмехнулась: доктор посвятил жизнь тому, чтобы научить родителей понимать своих детей и обращаться с ними, а на самом деле нужно было учить взрослых американцев заботиться о пожилых родителях.
80% американцев считают совершенно нормальным выкинуть из своей жизни несчастных стариков в дома престарелых: ведь там профессиональный уход и все такое. Нет, Мэри никогда не отдаст своего Бена в подобный пансионат.
...Когда в 1976 году 34-летняя мисс Морган вышла замуж за 73-летнего Спока, коллеги по институту детской психиатрии, где работала Мэри, были потрясены. Всем было понятно, что это брак по расчету. Разведенная молодая женщина с ребенком облапошила доверчивого немолодого известного доктора, позарившись на его деньги и имя.
Заочно Мэри познакомилась с доктором Споком когда родила дочь Вирджинию. Мэри буквально выучила советы врача наизусть. И вот спустя несколько лет они встретились в Сан-Франциско. Мэри организовала лекцию Спока в институте детской психиатрии. В ее обязанности входила встреча Бенджамина в аэропорту.
Мэри, чей рост едва дотягивал до метра пятидесяти, выбрала туфли на самом высоком каблуке. Из-за невысокого роста она часто носила обувь на каблуках, даже приноровилась бегать в ней как в спортивных тапочках, что на работе ее прозвали "малышка-акробатка". В аэропорту она стояла с табличкой "Доктор Спок" в толпе встречающих.
До этого Мэри несколько раз видела его по телевизору, но все равно удивилась: двухметровый гигант, подтянутый, весьма интересный и моложавый подошел и скромно представился: "Я доктор Спок".
Внимательные добрые глаза смерили невысокую фигурку Мэри и ее двенадцатисантиметровые каблуки: "А вы точно не упадете?"
Он бережно взял ее за локоть, словно поддерживая: "Давайте знакомиться. Как вас величать?" Мэри почему-то растерялась и выпалила:"Малышка-акробатка..."
Он засмеялся безудержным ребяческим смехом и сразу стал похож на озорного мальчишку: "Это замечательно, что в вас еще жив ребенок! Я, как врач, вам это говорю".
Когда настало время лекции, доктор Спок преобразился: корректный, строгий, сдержанный и безупречный. Сидя в первом ряду, Мэри иногда ловила его внимательный взгляд на своем лице. В один момент ей показалось, что он даже подмигнул ей. В голове мелькнула шальная мысль: а что если... Нет, она даже думать себе запретила об этом.
Когда наступил день его последней лекции Мэри пришла с букетом и большим пакетом, в котором был подарок для доктора Спока. Будучи человеком благодарным и воспитанным, она очень хотела подарить доктору шутливый презент, но переживала: вдруг ее подарок обидит его?
Немного нервничая, она затолкала подарок под свое кресло в лекционном зале. Успокаивала ее мысль, что это их последняя встреча. Она просто отдаст подарок и они никогда больше не увидят друг друга. Завтра он уедет из Сан-Франциско, а потом и не вспомнит ее. Мало ли малохольных он видел за свою жизнь?
После лекции Мэри вручила Споку букет алых роз и поблагодарила его за интересные лекции, а потом тихонько сказала: "У меня для вас есть подарок. Только пожалуйста не сердитесь на меня!"
Бенджамин смутился, достал из пакета большую коробку и надорвал оберточную бумагу. "Это для меня? Вот это сюрприз!" - только и сказал доктор. В коробке находилась игрушечная железная дорога, с поездами, вагончиками, станциями, рельсами, семафорами, дежурными...
Изображение использовано в иллюстративных целях, из открытых источников
В тот же вечер, галантно пригласив Мэри в ресторан на ужин, доктор Спок спросил: "Но как вы догадались? Вы умеете читать мысли?"
Оказалось, что он в детстве мечтал именно о такой железной дороге. Но к сожалению, его мечте не суждено было сбыться. Старший из шести детей, Бен твердо усвоил: подарки должны быть полезными.
Отец Бена, мистер Бенджамин Спок, был юристом, работавшим в управлении железных дорог, а мать Милдред - домохозяйкой. К праздникам дети получали пижамы, варежки и ботинки. Игрушек в доме не водилось: их в многодетной семье считали непозволительной роскошью. Девятилетний Бен для младшего брата выпиливал из дерева лодочки, машинки, человечков и они увлеченно играли (пока мать не видела).
Отец пропадал на работе, Милдред воспитывала детей одна. Она старалась применять для воспитания своей ватаги руководство доктора Лютера Эмметта Холта. Холт утверждал: "Детям необходимы полноценный ночной отдых и много свежего воздуха".
Здравая мысль была доведена Милдред до абсурда: отбой в 18:45, сон на неотапливаемой веранде круглый год, при том, что в штате Коннектикут температура зимой до минус десяти градусов!
На маленькой кухне Милдред составила и вывесила список продуктов которые были полезны (молоко, яйца, овсянка, печеные овощи и фрукты) и которые запрещены сладости, выпечка, мясо).
На каждом шагу Бен, ставший нянькой для младших братьев и сестер, натыкался на запреты: занятия спортом вредны для суставов, танцы способствуют раннему возникновению интересов к противоположному полу, в гости к друзьям - нельзя. За малейшую провинность Милдред наказывала подзатыльником или ремнем. При этом мать была фанатичной пуританкой и требовала от детей полного подчинения.
На младших курсах медицинского колледжа Йельского университета сам ректор не один час уговаривал миссис Спок разрешить Бену войти в университетскую команду по гребле. Высокий, крепкий, спортивный Бен мог добиться немалых успехов и Милдред, скрепя сердце, дала разрешение.
Когда Бен, в составе команды гребцов в Париже на Олимпийских играх 1924 года, завоевал "золото", мать презрительно хмыкнула: "Подумаешь, медаль!" и больше никогда об этом не сказала ни слова.
Бен настолько привык чувствовать себя ничтожеством, что влюбился в первую попавшуюся на его пути девушку, проявившую к нему интерес. Симпатичная темноволосая Джейн Чейни, дочь адвоката, благосклонно слушала как Бен рассказывал о соревнованиях, о том что синяя гладь моря сливается с горизонтом, о том как важна работа и понимание в команде. Джейн уважительно посмотрела на бицепсы симпатичного парня: "Ничего себе, вот это мускулатура!"
Милдред восприняла пассию сына в штыки. Но не на ту напала. Заносчивая и своевольная Джейн в упрямстве могла соперничать с будущей свекровью. В 1927 году Бен и Джейн поженились к неудовольствию Милдред.
"Женись - это не самое худшее в жизни, некоторые вообще попадают на электрический стул!" - прокомментировала мать.
В начале тридцатых Бен открыл свою первую частную практику в Нью-Йорке. Трудные это были времена: разгар Великой депрессии, миллионы безработных, рухнувшие на сорок процентов зарплаты, искусственно взвинченные цены. У доктора Спока пациентов было хоть отбавляй.
В его приемной толпилось всегда по пятнадцать человек, когда у коллег - по два-три человека. Весь секрет был в том, что Бен брал на десять долларов за прием, как коллеги, а семь. Джейн злилась: "К чему эта благотворительность?!"
Содержать семью было непросто: с семи утра до обеда Бен был на приеме, а до девяти вечера мотался по вызовам. Приходя домой он еще успевал отвечать на звонки до полуночи: что делать если малыш чихнул, срыгнул и т.д.
Вскоре родился их первенец. Но, к сожалению, роды у Джейн начались преждевременно, и ребенок прожил лишь сутки. Радости молодых родителей не было предела, когда в 1932 году появился Майкл.
Подруги завидовали Джейн: "Тебе повезло. Твой муж - педиатр!" Но видимо, нет пророка в своем отечестве. Джейн воспитывала Майкла по собственной методике и Бену это напомнило кошмар его детства.
Майкл был отселен в детскую и заходился плачем, Бен бросался к ребенку, а Джейн перегораживала вход в комнату со словами: "Его нельзя баловать!"
В своей знаменитой книге "Ребенок и уход за ним" Спок напишет: "Матери иногда способны на поразительную жестокость по отношению к собственному ребенку".
В жене Бен узнавал собственную мать: самодурство, упрямство и раздражительность. Если у малыша болел живот, Бен рекомендовал ему рисовый отвар, а вечером Джейн гордо докладывала, что поила ребенка морковным соком, что по ее мнению, было " гораздо полезнее".
Если он не велел кутать малыша, то Джейн все делала в точности до наоборот: надевала на него сто одежек. Если Майл простужался, то виноват был в этом Бен.
Бен счел за лучшее не вмешиваться в воспитание сына. Помимо практики он начал преподавать. К концу первого класса школы выяснилось, что Майкл необучаем: он не мог понять, чем отличаются буквы "п" и "б", "д" и "т"... В сотый раз тщетно объясняя разницу между буквами, доктор Спок обратился к детскому психиатру. Тот вынес вердикт: "У мальчика дислексия и он должен учиться в специальном учебном заведении..."
Бен перевел ребенка в особенную школу и тщательно скрывал этот факт от коллег. Через пару лет дислексия Майкла почти исчезла, но характер стал злым и колючим. Отчуждение между Майклом и родителями росло.
Когда издатель Дональд Геддес, отец маленького пациента Бена, предложил Споку написать книжку для родителей, тот растерялся: "Я не писатель!"
ональд подбодрил его: "Я не требую от тебя ничего сверхъестественного! Напиши просто практические советы. Издадим небольшим тиражом..."
Геддес планировал издать книгу максимум в десять тысяч экземпляров, а продал семьсот пятьдесят. Книгу немедленно перевели на тридцать языков. Послевоенное поколение родителей, уставшее от ограничений и жестких правил, приняло книгу доктора Спока как новую Библию, а критики назвали ее "бестселлером всех времен и народов".
До этого педиатры рекомендовали туго пеленать детей и кормить строго по часам. Доктор Спок писал: "Доверяйте себе и ребенку. Кормите его тогда, когда он просит. Берите его на руки, когда он плачет. Дайте ему свободу, уважайте его личность!"
В тот год, когда вышла книга, у Бена родился второй сын - Джон. Но увы, отношения с Джоном тоже не сложились. Джейн, как и в случае с Майклом, отстранила его от воспитания: "Поучайте чужих детей, а я знаю, что лучше для ребенка".
Спока печатали популярные журналы, приглашали на телевидение. Доктор Спок тратил большие суммы на благотворительность. Однажды во время прямого эфира в студию ворвался человек: "Младший сын Спока покончил с собой!"
К счастью, сообщение было ложным. У семнадцатилетнего Джона были проблемы с наркотиками и его откачали. После выписки из больницы Джон заявил, что не будет жить с родителями: "Вы мне осточертели!"
Возраст был тому виной или характер? Вечно отсутствующий молчаливый отец и крикливая, раздраженная мать ему не казались авторитетом. Джон ушел из дома, а Джейн пристрастилась к выпивке. Грузная и располневшая, она с утра до вечера готова была пилить Бена. Несколько раз доктор Спок отправлял ее лечиться в лучшие клиники, но напрасно.
Алкоголизм и депрессия Джейн прогрессировали. Семейная жизнь рушилась. Супруги приняли решение расстаться в 1975 году. После развода Джейн утверждала, что это она надиктовала доктору Споку его гениальные мысли для книги. Он оставил Джейн квартиру в Нью-Йорке , помогал деньгами. Сиделки ей были теперь куда нужнее мужа.
...И вот теперь, сидя в ресторане с молодой женщиной по имени Мэри Морган, доктор Спок, вдруг спросил ее: "Вы, конечно, замужем?"
Мэри задумчиво посмотрела в окно: "Одна. А вы, конечно..." - "Нет, я разведен".
Они прожили с Мэри двадцать пять лет в любви и согласии. Из них двадцать два года они провели... на яхте. Их плавучий дом дрейфовал зимой в окрестностях Британских Виргинских островов, а летом в штате Мэн.
К своему удивлению, Мэри обнаружила в своем немолодом муже множество необыкновенных черт. Этот старик в джинсах многого был лишен в своей жизни. Она смеялась: "Ты не-до-жил!" Молодая жена разделила его увлечение морскими путешествиями.
Ее дочь Вирджиния пыталась урезонить мать: "Вы оба сошли с ума! В такую погоду в море!" Но Бен был прирожденным капитаном и Мэри с ним было совсем не страшно. В 84 года Спок занял 3-е место в соревнованиях по гребле.
Она подарила ему вторую молодость, более счастливую, чем первая. Когда он стал немощным, она не отдала его в дом престарелых, а ухаживала сама, как за ребенком. Доктор Спок прожил девяносто четыре года и умер 15 марта 1998 года.
... На излёте белых ночей, где-то между Лоухами и Кандалакшей засиделся я с Михалычем у костра. Михалыч - весьма ценный в походах старикан. Ему где-то под шестьдесят, знает всё и вся, гребёт в своей байде аки лось, спичек не признаёт, одна зажигалка для всего, клеет-ремонтирует задней ногой не снимая кросовок, душа компании, знаток грибов и ягод ну и так далее. ​Угораздило меня его спросить, как он к байдарке пристрастился. Михалыч был уже принямши, поэтому разоткровенничался.

- Да так. Влюбился в седьмом классе. И был неоднократно послан. Причем в последний раз - в особо циничной форме, принародно. Еще бы - хилый-сутулый-угрюмый-прыщавый пацанёнок из нищей семьи. Бабка воспитывала. Ну решил - сама пожалеет, когда увидит что я... Ну вощем полез доказывать ей, что я крут на самом деле. Морду от прыщей очистил, у фарцовщиков крем "клерасил" купил. Часами у двери шкафа навытяжку стоял - исправлял осанку. Накачался. В институте в стройотряде бабки заколачивал. Там же в байдарочники подался, экстремалов тогда не было. Вощем стал крутой аки яйца после часа в кипятке. Петь правда не научился, зато научился травить анекдоты. Сам знаешь. А дальше пошло-поехало. Я хватался за всё, чтоб свою крутизну ей доказать. Поэтому у меня в жизни было всё. И первое место в городе по лыжам. И разряд по плаванию. Для астматика это все-таки достижение. И гибель товарищей. И красный диплом института. И запуск межпланетных станций. И научные командировки за бугор. И Пик Коммунизма. И рыбалка на Амазонке. Ну и байдарки тож. Париж, да что Париж - Рио, Буенос-Айрес, Монтевидео и остров Пасхи. Гренада. Якутск и Петропавловск. Пять раз пересекал океан на корабле. Пьянки до алкогольной комы, драки до переломов, бабы до триппера. С более серьезным пронесло слава богу. Научные работы, два патента в Америке, приличный доход, Загородный дом и две квартиры. С бабами кстати так и не срослось. Ни одна не вштырила, как та.

Относительно своих сверстников я реально крут. Ну и что мы имеем в результате? Бодрячка-старпера, безнадёжно влюбленного в разжиревшую тётку пенсионного возраста. Так себе результат.

Ей изначально было на меня насрать. И это не изменишь. А ведь если бы ничего не доказывал - была бы жизнь попроще, но МОЯ.

Никому ничего не доказывай, малой...
Подарили моему ребенку на день варенья воздушный шарик. Сейчас продаются такие - большие, блестящие, различной формы и цветов. Наш был в виде какой-то мультяшной "живой" машинки - огромный, темно-синий с яркими белыми глазами и глупой улыбочкой. Под завязку набитый гелием, шар бодро висел, подпирая потолок, и таращился на нас сверху большими глазами, неоднозначно ухмыляясь. Однако, через неделю гелий из него слегка стравился, и шар поменял орбиту. Теперь он висел в воздухе примерно на уровне головы взрослого человека. Влекомый неведомыми воздушными потоками, дурацкий машин медленно перемещался из комнаты в комнату, волоча за собой по полу веревку и раздражая кота. Все к нему быстро привыкли и перестали замечать.
Как-то поздно вечером захотелось мне зеленого чаю. Большая кружка с мёдом и лимончиком вошла в меня, как в сухую землю. Пожалела я об этом чревоугодии в три часа ночи, когда проснулась по вполне естественной причине. Снилось что-то интересное, идти очень не хотелось, но куда же деваться... Решила обойтись методом "полубдения": побрела в туалет с полузакрытыми глазами и не включая свет. Санузел у нас совмещенный и довольно просторный. Я заползла внутрь, наткнулась на кошачий лоток и поняла, что в такой кромешной темноте мне всё же не очень комфортно. Над раковиной в зеркале имелась встроенная тусклая лампочка, света которой хватало еле-еле осветить это самое зеркало. Практически, ночник - то, что надо! Я протянула руку и нащупала включатель...
Вдруг кто-то потрогал меня за плечо.
Несильно, но вполне ощутимо.
Я мигом вспотела, в животе стало нехорошо. Поднимаю глаза на зеркало - сзади на меня надвигается нечто большое и черное и смотрит мне прямо в душу жуткими белыми глазами.
Вот тут я чуть не сделала сразу всё, зачем пришла, причём с перевыполнением плана.
Одним прыжком я оказалась за порогом и включила свет. Выгнала летучую падлу в коридор, вернулась к раковине, поплескала на физиономию прохладной водичкой... Стою, смотрю на себя - вот ведь взрослый человек, а сердце колотится, руки не слушаются...
Как в том анекдоте: "Умом-то я понимаю, что это Бобик, а не медведь, а срать перестать не могу..."
До утра мне не спалось
1
Было мне года четыре, обожала играть под столом на кухне, воображая, что это автобус, а я механик. Сидела, гаечки откручивала. В один прекрасный день мама месила тесто в огромном тазу на беляши. Да так усердно месила, что когда я открутила последнюю гаечку, то на меня сверху долбанулись и стол, и мама, и тесто. Больше я под столом не играла.
Дело было в пеpестpоечные годы, и вот близ далёкой подмосковной деpевушки идёт слет КСП. Сидит на лавке бабка и видит, что мимо неё по доpоге пылят какие-то люди с гpомадными pюкзаками, гитаpами и девушками. И так весь день. Hу, теpпела она, теpпела, и наконец всё кончилось. Темнеет. И тут на доpоге появляется последняя фигуpа - больших pазмеpов плотный КСП-шник с таким же pюкзачищем и длинными волосами. И вот бабка выскакивает и кpичит: "Ищь, pаспустились! Пидарасы с длинными патлами!". КСП-шник уже откpыл было pот, чтобы обложить бабку матом, но вдpуг неожиданно для самого себя смиpенно пpоизнёс: "Служение Господу... не позволяет нам стричь волосы...". Бабка бежала за ним до самого слёта и кpичала: "Батюшка, пpости меня, дуpу стаpую, безмозглую...".
У меня племянник первоклашка, прикольный малый, я про него как-то писал ( парень сходил в первый раз в садик, на следующее утро маманя его будит в садик, как на работу:
- Мам я в садик не пойду.
- Почему?
- Я там уже был.)
И вот он первоклашка. В школу надо вставать в 7:00. Было. А теперь надо вставать в 6:40, потому-что надо поднять флаг и послушать гимн. И вот чего добились: мне патриоту, человеку имперских амбиций, этот шкет заявляет, что он теперь ненавидит и гимн, и флаг, и Путина, который всё придумал...

Сегодня апофеоз победобесия. Забираю его из школы, рассказывает:
- Училка с ума сошла. Есть охота, а она нас после школы построила и 40 минут стоя заставила слушать какого-то "вытерана"....

Невинное дитя говорит!!!!

Пиздец!!! с Днём Победы
Мама - это святое...

Познакомилась с классным парнем, так получилась, что на одной из прогулок сломала ногу. Он, как настоящий рыцарь, меня на руках отнёс в машину, отвёз в больницу, навещал. Пару раз вывозил на природу, прямо с костылями, устанавливал мне кресло, покупал вкусняшки, разминал и бинтовал ногу, готовил мне фильмы к просмотру, пока плавает, рвал кувшинки и носил меня к воде,чтоб я поболтала ножкой с помоста.

Ездила на переднем сиденье, потому что машина трёхдверная. Мы так здорово проводили время, нам было очень хорошо вдвоём, много смеялись, объехали кучу красивых мест, везде он так аккуратно мне помогал. Думаю, такой заботливый, милый, сильный, красивый, смешной, интересный, реально умный... Просто чудо, а не мужчина, как можно первой жене потерять такого... Как мне повезло его встретить, не страшно ничего с ним даже с поломанной ногой.

Однажды он сказал, что на речку поедем с мамой. Подъезжаем к дому мамы, он в лице меняется, сухо мне командует назад, сам своими сильными руками маленькую меня снимает с переднего сиденья, отодвигает кресло и буквально вкидывает на заднее сиденье - в тесноту, к сумкам и удочкам, шезлонгами и зонтикам, без возможности вытянуть ногу. Думаю, куда её деть, осторожно просунула в узкое пространство на сумках сзади водителя.

Я даже не успела ничего спросить, всё молниеносно. Неудобно, но ладно, она всё-таки в возрасте, едем в обнимку с костылями. Мама рассказывает, как мучительно рожала и растила сына, ехидничает, сразу встаёт в позу ревности...

Начинаю догадываться, что мой рыцарь - корзиночка... Мама показывает, что весьма бодрая и задорная, сказала с ветерком - прыгаем по кочкам, мне отдаёт в ногу. Я попросила потише - нет, нельзя, мы спешим. Проезжая по лугу, я увидела цветы, попросила остановиться, сфотографировать, он никогда не отказывал, но при маме - они тебе не нужны. До этого мне в магазине был не нужен напиток...

На речке отводил мою руку от себя, при маме явный игнор меня и ноль внимания и заботы ко мне. Когда он ушёл плавать, мама говнилась в соседнем шезлонге, обсирая его бывшую жену. Говорит, та как-то к ней обратилась посоветоваться, когда он что-то не так сделал, а маман, ясно давая понять, что и на меня этот текст распространяется, заявила очень громко и с давлением в голосе, что мой сын прав, даже когда не прав. Вы, женщины, должны терпеть и подстраиваться.

Потом мне ткнули, что она с собой вкусного приготовила, а я лентяйка, купила... Подсчитала, сколько пирожков я съела. Потом были ещё тезисы, с нарастающим раздражением, но я уже не слушала. Я реально на одной ноге от неё упрыгала к воде, чтоб нескончаемый истеричный пиздёжь не слышать, переходящий в поток претензий.

Ну, в общем, дотерпела молча я до дома и попросила больше не звонить. Потому что лыцарь ни одного раза не смягчил ситуации, не извинился, а наоборот, заявил, что мама - это святое, это главное, это приоритет, мама всегда права, а женщин много, Мама это Мама, мама - Мама, Мама...

Ну, как-то передоз мамы получился. И ничего не поделать и не исправить, его всё устраивает, ну, что ж, счастья им, детишек ебучих... Хорошо, что это рано выяснилось.
Уроки арабского.

Знание языков с целью перевода и понимания своих пациентов — довольно значительная проблема, особенно в таком Вавилоне, как Калифорния.
Испанский, второй по распространению язык Калифорнии — тут никаких проблем, всегда есть сотрудники, да и я научился фразам, нужным для анестезиолога при осмотре пациента в процессе подготовки к наркозу и по его окончанию, когда надо убедиться, что пациент способен следовать моим проверочным заданиям.
С более редко встречающимися языками — сложнее, есть переводческая услуга по телефону, бесплатно предоставляемая штатом.
Что решает далеко не все проблемы — особенно при пробуждении, самой сложной и ответственной фазе наркоза.
Дело, видите ли, не в том, что « вход — рубль, выход — два» — нет, тут другое: взлёт зависит, главным образом, от моих навыков.
А вот посадка — тут многое зависит от поведения пациента, я должен решить — когда передать ему руль управления главными функциями организма.
И вот тут — очень важно, чтобы пациент тебя слышал и понимал.
С чем у меня и случилась проблема.
В нашем маленьком Вавилоне — есть и небольшая община арабов, из Сирии, семей 10.
Все они — выходцы из одного многострадального городка, христиане — что позволяет им содержать ликеро-водочные магазины, в которых они же и работают, семьями.
Городок небольшой, некоторых я знаю по именам — за четверть века познакомились.
А вот и история.
Пациент, хорошо за 70, готовится к операции.
Мой выход, предоперационное интервью, где я сталкиваюсь с серьёзной проблемой: пациент не владеет ни одним языком, кроме арабского.
К счастью, вместе с ним его сын, с готовностью взявший на себя роль переводчика.
Так что на этом этапе — никаких проблем.
Легко, однако, предвидеть, мои проблемы в операционной, куда сыну доступа нет, особенно на этапе пробуждения.
Так, что делать?
Джон, его сын, диктует мне несколько арабских фраз, я записываю их на бумажке:
«Откройте глаза, подымите голову, глубоко вдохните, вам что-то болит…»
Короче, всё самое необходимое.
Пора ехать в операционную, сын трогательно прощается с отцом, желает нам удачи и уходит.
Всё прошло хорошо, время будить старика, я громко( он ко всему ещё и глуховат) выкрикиваю арабские фразы, он достаточно адекватно следует моим инструкциям, меня переполняет чувство гордости за свой арабский и мы едем в послеоперационную, куда по моему настоянию приводят сына, у которого я прошу подтвердить, что всё хорошо.
Пару часов спустя я зашёл проверить его перед выпиской, блеснув парой фраз из шпаргалки.
Сын показывает мне большой палец — мои навыки арабского оказались вполне достаточны для успеха.
Медсестра, присутствующая при этом общении, интересуется, не родственники ли мы?
Несколько удивлённый, я отвечаю, что нет, просто несколько фраз выучил. Она же в ответ говорит — а выглядите как родственники…
И точно: большие семитские носы, карие глаза — во всём моём госпитале нет более похожих друг на друга людей, чем мы трое.
Прощаюсь и мы расстаёмся, пожелав друг другу всего доброго.
Вот и вся история.

А вот и послесловие.
Пару дней спустя заехал к своей дочке, она у меня медсестра и мы часто делимся опытом.
Я с гордостью рассказываю — какой у неё папа полиглот, показываю шпаргалку с арабскими фразами.
Она, ни слова не говоря, протягивает руку к моему наручному гаджету (она мне его и подарила на Рождество и им я пользуюсь исключительно как наручными часами да пульс у себя проверить), нажимает на кнопку и запрашивает у Сири как сказать по-арабски «Вам что-то болит?»
Сири отвечает на чистом арабском языке…
Мнда… похвастался, называется, своей замшелой дремучей старомодностью…
Ну да ладно, хоть научился новым навыкам, спасибо дочке.
И, вдогонку, — послесловие к послесловию:
Спустя недели две старый медицинский закон парности случаев проявился в очередной раз — теперь уже пожилая арабская женщина, со слабым английским, поступает для неотложной операции.
Вооруженный до зубов знаниями своего союзника, Сири, я громко разговариваю по-арабски, донельзя гордый собой.
Занавеска приоткрывается — наша новая практикантка, будущий врач, высокая кареглазая девушка — спрашивает, не нужна ли мне помощь?
Помощь?!?
Ну да, помощь, в переводе — она родилась в соседней Иордании и в совершенстве владеет арабским.
Вот эта удача!!
Очень толковая девушка оказалась — и как переводчик и как будущий доктор.
Так что вот — языковые барьеры барьерами становятся или не становятся в зависимости от нашего желания договориться… старая банальность, в очередной раз себя подтвердившая.
Как-то на даче за чашкой чая предложила подруге погадать по книге. Она согласилась и загадала приблизительно следующее: "Почему мой мужчина холоден со мной?". Книга под рукой оказалась только одна - "Рыбы России". На нужной странице в искомой строке был получен ответ: "Ёрш клюёт только на молодую мормышку". Шутки шутками, но фамилия мужчины была Ершов))
Однажды в детском саду нас спросили, кем работают родители. Про папу я вспомнила — продавец гвоздей (директор метизной торговой компании). А мама?.. И тут в моей голове всплыла картинка из книжки: "Шофер водит машину". Ну, конечно! Мама довозит меня до садика, значит, шофер! Дома мама объяснила со смехом: "Я не шофер, я юрист! Если тебя еще будут спрашивать, так и говори". Следующим утром я так и рассказала: "Мама работает шофером, но просит говорить, что она юрист!"
4
На днях у друга взломали страничку. Ну и приходит мне сообщение, не можешь, мол, мне 2000 одолжить. А друг сидит напротив. Думаю, всё ясно. Отвечаю, что нахожусь не в городе, могу на карту кинуть, но у меня на счету только 1700, а переводы от 3000. Закинь мне 1300, мол, а я тебе 3000 отправлю. Просят номер карты. Скидываю. Через минуту приходит смс о пополнений счёта)))
Давным-давно: Вера беременная, пузико видно, но еще не последние месяцы. Весна, идёт в расстегнутом по случаю тепла плаще. Сзади догоняет парень:
"Девушка, такие ножки не должны пройти мимо! Давайте познакомимся!"
Поворачивается к нему своим временно увеличенным организмом. Пауза.
"Ой, я вижу, с вами кто-то уже познакомился..."
Постояли рядом, поржали и разошлись каждый по своим делам.
1
К 9 мая.
Конец 1944 года. Даже самым тупым понятно, что третий рейх всё. Самым беспомощным достаточно затаиться и подождать несколько месяцев, чтоб выжить. В Чехии освоили выпуск противотанковой САУ "Насхорн". На шасси легкого танка натянули тяжелое противотанковое орудие 88мм - как у "Тигра".
Ну и в чём фишка, спросите? А в том, что это вундерваффе было разработано чехами для вермахта В ИНИЦИАТИВНОМ ПОРЯДКЕ.
Вопросы про чехов еще есть?
Всегда поражало, как одно и то же может восприниматься совершенно по-разному…
Подмосковье, берег речки, биологическая станция. В летнее время территория биостанции используется студентами биологического и геологического факультетов для прохождения учебной практики. Про суперпозицию на ограниченной залесенной территории милых девочек-биологов и несколько более приземленных парней-геологов можно много всего написать, но я не об этом:) Биология вообще в целом более спокойная и тихая, более созерцательная наука, в сравнении с геологией, насыщенной проходкой шурфов, тасканием бурового железа и всякой тяжелой аппаратуры. Поэтому и биологи в целом более приличные люди…
В один из дней нашей задачей было знакомство с основами сейсморазведки. Полевая малоглубинная аппаратура, как сказано в инструкции: «…легко транспортируется силами четырех человек или двух лошадей». Приемная станция (тяжеленный электронный блок в четверть кубометра), кабель с датчиками длиной метров 20 и здоровенная кувалда. Кабель раскидывается по земле в линию, его датчики втыкаются в землю, станция ставится рядышком и принимает сигналы от датчиков. А исходный сигнал, который ловят датчики, возбуждается путем ударов кувалдой по земле на разных расстояниях от линии датчиков. Чтобы сигнал был хорошо принят и записан, делаются серии ударов кувалдой в каждой точке, каждая серия от 20-30 до 60 ударов. Группа наша раскинула аппаратуру, растянула кабель… Кого послали возбуждать исходный сигнал? Правильно, меня, как самого здорового. Чтобы ударная волна лучше уходила в землю, я ставил на землю полено торцом и лупил по нему кувалдой. Пятьдесят раз взмахнуть здоровенной кувалдой и со всей дури вломить по полену и так не очень просто, так ведь еще надо и по полену каждый раз попадать! После каждой станции полено приходилось менять, потому что кувалда размочаливала его и оно начинало разваливаться. Отмахал серию, меня сдвинули дальше по тропинке, отмахал еще, опять отошел. На третий раз я был уже метрах в 100 от приемной станции, которая вместе с народом скрылась за поворотом тропинки в лесу. Свежее полено, колочу по нему с остервенением, силы уже на исходе, пот рекой, даже комары уже не садятся, утонуть боятся… После серии ору: «Записали?». Мне в ответ из леса: «Нет, сигнал плохой, давай еще раз и посильнее, а то далеко!». Злобно рычу, при ударах аж подпрыгивать начал, чтобы сильнее вдарить. Полено наполовину в землю ушло и начало разваливаться… Все, конец серии! Вдруг слышу голос: «Молодой человек!». Оборачиваюсь – на тропинке стоят пожилые мужчина и женщина, все такие благодушные, симпатичные, добрые на вид – ну явно биологи! Птичек наслушались и домой на базу тихонечко идут. Мужик: «Посмотри, Маша, ты все хотела их увидеть - это наверняка из геологов, наши так не делают!». На меня смотрят два удивленных глаза, как на непонятное явление природы, вроде как имеющее отношение к биологии, но не совсем. Тут мужчина обращается ко мне: «Молодой человек, мы не хотели вам мешать, но нам надо на станцию. Разрешите пройти?». Отодвигаюсь с тропинки, оттаскиваю кувалду. Проходя мимо полена мужчина глянул на него, и вдруг оборачивается ко мне и таким профессорским голосом говорит: «Мы давно тут стоим и за вами наблюдаем. Может быть для вас это будет открытием, но все же не могу не обратить ваше внимание: для колки дров уже давно придумали топор! Попросите, вам наверняка дадут! А если вы хотите забить кол в землю, то его лучше заострить снизу!». И с чувством выполненной просветительской миссии эта парочка удалилась в сторону станции. А я в остолбенении остался с кувалдой стоять возле почти раздробленного полена. Интересно, о чем же еще могли подумать биологи, глядя, как парень кувалдой забивает полено в землю…
Парочку я не раз потом видел на станции, и мужик каждый раз мне снисходительно улыбался как человеку, которому открыл всем известную тайну существования топора.

Самый смешной анекдот за 28.04:
Пропаганда не делает из людей идиотов, она изначально на них рассчитана.
Рейтинг@Mail.ru