Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
15 марта 2024

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Окончив школу я сразу пошла работать. Так надоели учебники, зубрёжка и семичасовая отсидка за партой, что только от мысли об учёбе бросало в дрожь. Мне повезло. Работа непыльная, зарплата хорошая. Сняла отдельное жильё от родителей, купила машину - свобода! И я познакомилась с ним.

Нет, ничего красивого и радужного не произошло. Банальная история: познакомились, забеременела, стали жить вместе. А когда родила, угас последний уголёк и наступил быт. Как это зачастую бывает, с ним пришли ругань, бесконечный разбор полётов, тоска и я осталась одна, безработная, с ребёнком на руках.

Я узнала все прелести бытия на пособии и катастрофической нехватки денег. Мои родители помогали, чем могли. Огромное им спасибо за ночные дежурства с няньканьем внучки, когда я валилась с ног от простуды, игрушки, поклейку обоев в квартире...
Своё финансовое положение я скрывала от всех. От тех же родителей, подруг и друзей. Часто было нечего есть и гуляя вечерами с коляской по парку, подбирала валяющиеся бутылки, чтобы сдать и купить молоко и фрукты дочке. Не подумайте, я не жалуюсь, пишу и даже самой не верится, что когда-то так жила.

И однажды зазвонил телефон. Мужчина глубоким голосом представился по имени и сообщил... что звонит по объявлению в газете. Ерунда какая-то, никакого объявления я не давала.
"Извините, вы видимо ошиблись номером."
В тот же вечер он позвонил снова. Просто так. Узнать, всё ли у меня в порядке, потому что ему показалось, что я грустная. Странный!

Мы часами могли говорить о чём угодно. Будучи не очень разговорчивой, из меня лился поток слов. Ни он, не я не знали, кто по ту сторону телефона. Это было как наваждение. В итоге конечно выяснилось, что он старше меня на пять лет, живёт очень далеко, так далеко, что нам не встретиться. А раз не встретиться, то и не надо строить из себя кого-то или что-то, живу одна с ребёнком, денег нет, перспектив нет, но я не унываю и спасибо на добром слове и милые беседы.

Он приехал ночью. С огромным букетом белых роз в ведре с водой! Широкоплечий, темноволосый, с улыбкой до ушей. Я растерянная, в пижаме и дурацких тапках и такой же глупой улыбкой на лице.
Говорили, молчали и снова говорили. Он забил мне продуктами холодильник, купил большущую электрическую розовую машину дочке и уехал на другой конец страны.
А через полгода забрал меня с ребёнком и мы женаты уже 16 лет.

Просто захотелось рассказать.
Внешность, говорите? Захожу в РКЦ, заплатить за коммунальные услуги. Передо мной стоит... Не то поздний парень, не то ранний мужик - тяжело разобрать. С виду - будто с военной хроники сошёл: довольно грубая щетина, загорелое лицо, покрытое потёками пота и мелкой сизой пыли, высокие кирзовые сапоги, бриджи и китель цвета "хаки" с погонами времён Советской Армии, панамка, на плечах - что-то типа армейской РПС и вермахтовской "трапеции", к которой прикреплена, типа, сумка, из которой торчат топор, лопата, пила, виднеются очертания рубанка. Бриджи и сапоги щедро присыпаны пылью, опилками и стружкой. Ну кто может так выглядеть - плотник, правда? Подходит к кассе, суёт листочки, вдруг кассирша выдаёт:
- Ой! А у меня машина сломалась!
Мужик, как ни в чем не бывало:
- Альт-С.
Кассирша не въезжает:
- Чего?
- Альт плюс Ы. Контрол плюс Ф5. Ф5 0 одной клавишей. Далее. Далее. Вариант по умолчанию. Энтер. Ну вот, а вы говорите "сломалась".
Кассирша, глядя на него огромными глазами, возвращает его квитанции и спрашивает:
- Откуда вы это знаете?
Мужик, устало:
- Я её писал. Не кладите больше локти на клавиатуру.
Пролог:

По территории воинской части мчится прапорщик с тележкой, полной дерьма. Его останавливает капитан:
- Стой! Что спи*дил?
- Ничего.
- Не верю, - капитан запускает руки в дерьмо и шарит там. Ничего не
найдя, отпускает прапорщика. Прапорщик несется дальше. Навстречу ему майор:
- Стой! Что спи*дил?
- Ничего.
- Не верю, - майор запускает руки в дерьмо и шарит там, но также ничего не находит. Прапорщик мчится дальше. Навстречу ему полковник:
- Стой! Что спи*дил?
- Ничего.
- Я те дам ничего, - полковник запускает руки в дерьмо и шарит там,
но тоже ничего не находит. Наконец прапорщик выбегает за ворота части,оглядывается, вываливает из тачки дерьмо и злобно ворчит:
-Что спи*дил - что спи*дил... Тележку спи*дил!

Этот анекдот послужил бизнес планом для одного моего знакомого .
Арсений в 90е возил машины из Голландии. Завел знакомства с местными. Кто то из знакомых местных пожаловался, что , мол, утилизация просрочки в Голландии это очень дорого.
Продукты, просроченные хоть на день надо везти на помойку, а там дерут немилосердно.
Арсюша наморщил мозг и пошел договариваться.
Выяснилось, что отправить просроченный хавчик в Питер дешевле, чем его утилизировать на родине.
Даже с учетом аренды рефконтейнера. Это такой холодильник 40 футов длиной. Довольно недешевая штука.
Голландцы были счастливы, сбагривая свою просрочку голодным папуасам.
В Питере Арсюша выкидывал содержимое на помойку, а рефконтейнеры продавал.
И продал их сотни, пока до глупых викингов дошло, что что то тут не так.
Возвратная тара почему-то не возвращалась. Транспортники начали грызть арендаторов (голландцев) и афера вскрылась.
Но Арсюша уже договорился с датчанами.
Так он умудрился продать тьму рефконтейнеров и даже не получил уголовного дела.
Фирма, как тогда было принято, была оформлена на покойника.

А еще говорят, что зависание на сайте анекдотов: пустое времяпровождения.
Как бы не так.
В детстве читал, как дед Мазай спасал зайцев, и было их жалко. А тут сижу на рыбалке на Оке и смотрю, как буквально в 50-ти метрах от меня заяц начинает переплывать реку (а течение в том месте нехилое). Он спокойно, не хуже утки переплывает реку, я офигеваю. Буквально через минут 10 косой тем же манером плывет обратно... Я даже видео заснял. Понятно, что у него были важные заячьи дела на том берегу, но я не думал, что зайцы так хорошо плавают))
Мои двоюродные брат и сестра росли в селе и учились в одной школе с разницей в несколько лет. Разумеется, таких родственных связей среди учеников было полным полно, поэтому нередко можно было наблюдать сцену, когда провалившему вызов к доске нерадивому балбесу училка задавала вопрос: "У меня несколько лет назад был ученик с такой же фамилией как у тебя. Не брат ли твой?" И, получив положительный ответ, продолжала: 'А вот брат у тебя был не таким. Он был одним из мох лучших учеников. Уж он-то ответил бы на отлично".
И вот вызывают как-то к доске мою сестру. А та - ни бэ, ни мэ, ни кукареку.
"А Володя, случайно, не твой ли брат?", - спрашивает учительница?
Светка: "Да, это мой брат". А сама себе думает: "Ну, сейчас начнётся - и отличником Вовка был, и предмет знал на зубок..."
"Садись, всё с тобой ясно" - завершила диалог училка.
7
На разъезде у полярного круга

Озеро-Ругозеро и вытекающий из него ручей, который впадает в одноимённую губу Белого моря. Где-то вдали за ручьём несколько жилых домов барачного типа, оставшихся от бывшего леспромхоза. Леспромхоз тот разорил окрестность, хапнул денег и исчез, переместился в другое место и продолжал валить тайгу; а никому не нужные бараки вместе с бесполезными с точки зрения леспромхоза стариками застряли в Пояконде. К слову сказать, бараки те были построены крепко, простояли долго, и никогда не пустовали: в дальнейшем туда заселялись и молодые семьи.

Магистральная железная дорога Петербург – Мурманск, построенная во время Первой Мировой войны. Грохочущие сверхтяжёлые поезда, загруженные доверху никелевой рудой и апатитами, время от времени проносящиеся с севера на юг. Небольшое здание станции из светло-серого силикатного кирпича, где висит расписание поездов, где можно согреться, отдохнуть и купить билеты на поезд. Если ехать с юга, из Карелии, то эта станция – первая в Заполярье и первая же при въезде в Мурманскую область. А раньше областная граница и вовсе проходила по ручью посередине Пояконды, леспромхоз обитал в Мурманской области, а в магазин работники бегали в Карелию.

Два-три жилых двухэтажных кирпичных дома. Крошечные огороды. Десятка полтора-два всё больше небогатых, а иногда откровенно убогих бревенчатых изб. Избы те рассажены далеко друг от друга среди скалистых взгорков – не докричишься, если что. Между домами тянется железнодорожная ветка к берегу морского залива. Один из домов – крытая рубероидом хибара – стоит почти вплотную к рельсам, от насыпи к дому ведёт деревянный настил со ступеньками, а рядом установлены вечные козлы, на которых несменяемая старушка ежедневно пилит в одиночку дрова двуручной пилой.

Ветка кончается тупиком, где навеки застрял полуразвалившийся заржавевший вагон. Вокруг какие-то сараи, склады, штабеля из кирпича. В море выдаётся небольшой, вечно перекошенный причал. Поодаль от причала, и слева и справа прикорнули на якорях лодки: старые деревянные поморские вперемешку с новыми дюральками. Чуть в стороне над низким травянистым берегом поднимается невысокий гладко отшлифованный гранитный лоб, который по краям зарос вкусной, но мелкой княженикой; в жаркую погоду на этом бугре хорошо поваляться в ожидании катера.

Призрачный, эфемерный свет белой ночи. Едва-едва видимый легчайший туман над водой. Свежий запах моря, тревожащий сердце и душу, зовущий вдаль к неизвестным островам. Чайки. Тишина.

Мощная тяговая электроподстанция железной дороги, которая по ночам заливает ярчайшим светом окрестности и даёт людям работу, а, значит, и жизнь. Не будь этой подстанции, Пояконда скукожилась бы на много лет раньше.

Разъезд. На этом скромном полустанке издавна был разъезд, потому что по пути с севера на юг поезда в районе Пояконды преодолевают крутой подъём, и раньше, когда в качестве локомотивов работали паровозы, на запасном пути дежурил маневровый паровоз, который подцеплялся к составу и помогал втащить его на горку. Паровозов давно уже нет, и сейчас на этом пути останавливаются электрички и «весёлый» поезд.

Примерно сто шестьдесят человек постоянных жителей и северная тайга вокруг.

Пояконда прославилась тем, что там родился любимый многими русский писатель Венедикт Ерофеев; а также тем, что отсюда начинается морской путь к Беломорской биостанции МГУ.

Автомобильную трассу, связывающую Кольский полуостров с центром страны, построили лет так на шестьдесят позже, чем железную дорогу. Поэтому больше полувека все деревушки, посёлки и даже города, раскинувшиеся между Петрозаводском и Мурманском, снабжались исключительно по железной дороге, для чего там ходил специальный, так называемый «весёлый» поезд, в составе которого были и почтовые, и пассажирские вагоны, и вагон-магазин. «Весёлый» останавливался решительно на каждом полустанке и стоял всё время, пока шла торговля. А на таких сравнительно крупных станциях, как та же Пояконда, где были свои торговые точки, из поезда товары выгружались и затаскивались в магазин. Поезд ходил ежедневно, но развозил продукты он далеко не каждый день, поэтому день приёмки товаров становился маленьким праздником для окрестного населения. Задолго до подхода заветного состава у магазина скапливалась небольшая говорливая толпа, состоящая в основном из женщин и стариков-пенсионеров. В ненастную погоду, в дождь или пургу народ набивался внутрь, а летом, в теплынь люди рассаживались на ящиках, досках и просто на камнях на площадке перед деревянным зданием магазина и не спеша перемусоливали весь ворох местных новостей.

Работа местного магазина осложнялась тем, что пути железной дороги в данной точке проходили, да и сейчас проходят, в довольно глубокой выемке, а само здание располагалось в стороне, на взгорке, поэтому хлеб, масло, молоко, крупы, сапоги, валенки, лопаты, стиральный порошок, мыло, духи и прочие необходимые в ежедневном быту товары сначала наскоро выгружались из вагона и раскладывались прямо на путях, а уже потом перевозились к магазину.

Для этой цели от здания до железнодорожных путей по косогору были проложены рельсы. В верхней точке, возле магазина стоял мощный электромотор, который крутил барабан с тросом. К тросу крепилась железная сварная тележка весьма внушительных размеров. Из дополнительного оборудования стоит упомянуть маленький щиток-пускатель с двумя кнопками: «вперёд» и «назад», а точнее вниз-вверх, а также мощный крюк на конце короткой цепи. Эта цепь с крюком удерживала тележку, когда та оказывалась в верхней точке. Для полноты картины стоит добавить, что в том магазине работали две продавщицы и средних лет мужик «на все руки», основными обязанностями которого были колка дров и топка печи, а также погрузка-выгрузка бесконечных коробок и ящиков с продуктами.

В тот злосчастный день ни на небе, ни на земле не наблюдалось решительно никаких предвестников предстоящего происшествия. Это был обычный летний день, разве что немного жарковатый для Пояконды; сухой тёплый ветер гонял августовскую пыль, пригибал уже посеревшие, а то и пожелтевшие кустики мелкой северной травы, теребил косынки на женских головах. Люди наслаждались нежданным теплом. А народу, как мужиков, так и особенно тёток разного возраста в тот день у магазина собралось много: ожидался большой завоз.

Маленькая толпа волновалась, женщины, как всегда, обсуждали разные новости и слухи, и сегодня жители Пояконды были непривычно взбудоражены: пару дней назад в посёлке закрылся детский сад. Приезжая санитарная инспекция решила, что вода в водопроводе не годится для питья и прикрыла садик. Это был серьёзный удар, детей теперь приходилось оставлять на день со всякими знакомыми бабушками. Но что самое поразительное, в воде обнаружили ни много ни мало нефть. Откуда она могла появиться в водопроводной скважине решительно никто понять не мог, ведь северная Карелия стоит, как известно, на балтийском щите, а проще говоря, на скалах, и никакой нефти там быть не может по определению. Тем не менее немногочисленные мужики, которые расселись на брёвнышках поодаль покурить да почесать языки, шутили насчёт будущих бурильных установок, нефтедобычи и материального процветания. Нефть нефтью, но откуда теперь добывать чистую воду оставалось неясным, и перспективы у детского сада вырисовывались мрачноватые. При этом действия чиновников, может быть, и правильные согласно каким-то формальным бумажным предписаниям, выглядели совершенно абсурдными: те же дети, живущие в квартирах, дома могли пить водопроводную воду, а в садике эту же воду им пить запрещалось.

Тем временем с юга из-за сопки вытянулся «весёлый»; он плавно затормозил, и, едва-едва вращая колёсами («весёлый» никогда никуда не торопился!) и лязгая буферами, подогнал вагон-магазин точно к месту выгрузки, где, наконец, затормозил окончательно.

Едва ли не весь народ, включая старшую продавщицу и грузчика спустился под гору к путям, благо люди искренне хотели помочь с разгрузкой. Наверху остались лишь Валентина, пожилая вторая продавщица, несколько старушек, да случайно затесавшийся парень с Беломорской биостанции. Он уже пару лет жил на биостанции, часто бывал в Пояконде, и все его знали. Тем не менее, будучи не совсем «своим», он решил, что без него внизу обойдутся и оставался наблюдателем.

Товара в тот день привезли так много, что в тележку он явно не влезал. Возле вагона возникла некоторая дискуссия, но большинством голосов решили всё ж-таки не делать два рейса и нагрузили тележку сверх всякой меры, соорудив высоченный воз. Причина данного не совсем разумного поведения была на самом деле очевидна: в центре тележки были аккуратно и почти любовно установлены несколько ящиков с недорогим креплёным вином, а попросту «бормотухой». Это событие было просто исключительным в тяжёлые годы борьбы с пьянством и алкоголизмом. А какой же ненормальный человек пойдёт за грузом во второй раз, коли всё, что требуется, уже привезено. И продавщица это прекрасно понимала.

Тележку внизу ещё утрамбовывали, когда Валентина крикнула парню: «Коль, давай поднимай телегу!» – и ушла в магазин, она тоже торопилась. И тут Коля совершил ошибку. Он несколько раз видел, как работает подъёмное устройство: телега едет вверх, цепляет концевой выключатель и замирает на натянутом тросу. После чего грузчик не спеша надевает страховочный крюк с цепью – и ребёнок справится! Кроме того, в нём сидело желание помочь хоть чем-нибудь, он и так на разгрузку не пошёл.

Коля подошёл к двигателю, спокойно нажал верхнюю кнопку на щитке, и тележка не спеша поползла по рельсам, дошла до верха, придавила выключатель и не остановилась. Мотор продолжал крутиться, натягивая трос на барабан. Понимая, что трос вот-вот лопнет, Коля лихорадочно надавил на нижнюю кнопку, и тяжеленная повозка весьма охотно и послушно двинулась вниз. В панике парень снова нажал верхнюю кнопку, двигатель громко щёлкнул, взвыл и рванул груз обратно вверх. Трос зазвенел. Бабки рядом заохали, закричали: «Бери крюк!» Но Коля, тоже понимая, что спасение в крюке, попросту ничего не успел сделать и снова надавил нижнюю кнопку, одновременно хватая цепь с крюком. Приготовив страховку, он быстро, уже в третий раз надавил на кнопку «вверх». Телега снова дёрнулась и вроде поехала, но в этот момент трос не выдержал издевательства и со звоном лопнул.

Во время всех этих манипуляций встревоженные люди уже бежали снизу вверх по косогору, и впереди всех грузчик, вообще-то отвечающий за эту операцию. А поезд? Поезд, к счастью, тронулся и довольно быстро набирал ход.

Картина событий, произошедших в следующие десять-пятнадцать секунд, впечатляла. Десятка два человек, застывших в разных позах на склоне между магазином и железной дорогой. Зелёные вагоны «весёлого» поезда, уходящие на север. И перегруженная железная самодельная телега, летящая вниз всё быстрее и быстрее. И каждый из очевидцев успел представить себе как банки и бутылки разбиваются о железную стенку вагона. Но в ту самую секунду, когда этот снаряд достиг нижнего упора, последний вагон проскочил мимо. Повезло!

И тут почудилось, что время остановилось. Было видно, как от удара телега медленно-медленно подлетает вверх, раскидывая вокруг бутылки с молоком, духи, женские сапоги, ящики с хлебом, макароны, топоры, банки консервов, цветастые кофточки, стиральный порошок и прочее, прочее, прочее. Этот фонтан поднимается и плавно опускается на железные рельсы, щебёнку и бетонные шпалы. Поезд исчез, и на мгновение образовалась просто невероятная тишина, даже в ушах зазвенело, и ветер стих, и небо застыло. Больше всего потрясала эта тишина и сильнейший запах то ли духов, то ли одеколона – коробки с парфюмерией оказались на самом верху и пострадали больше всех.

Спустя пару секунд тишину прорвал даже не крик, а истошный бабий вой, перешедший в неудержимый хохот.

А что касается ящиков с заветным вином, то они, заботливо уложенные в самом низу, ничуть не пострадали, они даже не вылетели никуда, просто подпрыгнули вместе с телегой и опустились обратно. Ни одна бутылка не разбилась. Честно сказать, именно это обстоятельство и спасло Николая, ибо, если б вино пропало, то ему точно несдобровать бы. А так ничего, народ на северах отходчивый и с юмором.

Продукты и прочий товар часа два всей гурьбой собирали по путям и таскали на себе в гору. Обе продавщицы запаслись тетрадками и пытались пересчитать разбившиеся склянки. Убытков, на удивление, вышло сравнительно немного, но хохоту хватило на весь день. Коля постарался хотя бы в ближайшие недели не появляться в посёлке, а железнодорожное начальство выделило магазину новый, густо смазанный маслом трос для лебёдки и путейский башмак (даже два!) для удержания тележки.

История с летающей телегой постепенно стала забываться, жизнь на станции Пояконда вернулась к норме, правда нефть почему-то не нашли, и детский садик снова открыли.
Общаюсь со студентами факультета, некогда ну уж очень рекламируемым бывшим президентом.
- Ну и где же вы собираетесь работать?
Действительно, в родном городе, некогда бывшем центре электронной промышленности, банкротится один завод за другим.
- Так у нас куча КБ открывается.
Долго не мог понять, что мне за аргумент выдали. Уж извините молодежь, но у меня аббревиатура КБ - это конструкторское бюро.
3
Мама и "иникдоты"

Мама никогда анекдотами не увлекалась.
Помню, как это направление фольклора неожиданно открылось для меня, и как я поспешил поделиться этим радостным открытием с мамой.
Мне было семь. Привезли меня в санаторно-лесную школу №13 (Воскресенский район, усадьба Спасское). Там, в основном, были дети из Москвы, потому что школа входила в структуру Мосгороно.
Я сразу сдружился с Димкой Евтюхиным. Много чего с ним обсудили, когда он вдруг говорит: "А ты иникдоты знаешь?"
Я - в недоумении:
- Что?
- Ну, иникдоты! Неееет?!, Ну, ты деревня!
И он начал травить мне анекдоты. Один за другим. Множество... Про ВасилийИваныча и Петьку, про русского-немца-поляка, и даже про Хрущева. Я смеялся до икоты и боли в желудке.
Потом ждал с нетерпением родительского дня, чтобы поделиться радостью этого открытия с мамой.

Наконец мы встретились, сразу выпаливаю:
- Мама! А ты иникдоты знаешь?!

Мама сразу поняла, что сбылись худшие её опасения. Её семилетний мальчик уже ознакомлен с фольклором уличной шпаны, наверное, уже ругается матом, может быть курит, а скоро начнет пить и воровать.
Она сухо ответила:
- Не "иникдоты", а "анекдоты". Мне это неинтересно.

После того, я уже анекдотами интересовался.
Заметил, что, если в молодых тогда дружеских встречах родительских друзей кто-то травил анекдоты, мама смеялась за компанию. Но сама никогда не рассказывала.
Уже в старших классах учился - случалось делился с мамой совсем уж приличными анекдотами или шутками какими-то. Один такой случай запомнился.
Рассказал ей анекдот:
Фурманов идет - навстречу Петька с книжкой:
- Привет, Петька! Из библиотеки. что ли? Какую книжку взял?
- Привет, комиссар! Книжка - про лётчиков! Ас Пушкин называется!
- Ух, ты! А кто написал?
- Еврей какой-то... Учпедгиз - фамилия.

Наше поколение обидится за разъяснение очевидного и безусловно нам известного. Но, хочется думать, что этот текст прочтут и молодые. "Учпедгиз" - учебно-педагогическое издательство, выпускающее практически все школьные учебники, и художественную литературу в рамках школьной программы. Собственно, из-за этого слова я и поделился анекдотом с мамой-учительницей. Но её реакцию предвидеть не мог.
Она улыбнулась и ответила:
- Завтра в школе Софье Борисовне расскажу. Она евреечка - посмеётся!
***
UPD
Может Димка Евтюхин отзовется? 1962 примерно года рождения.
Москвич.
Весь первый класс там мы с ним были неразлей-вода. И потом расстались навсегда.
У меня есть ещё одна история, связанная с ним...
А один из тех его анекдотов выложу в комментариях.
На совещании по развитию банковского софта в одной известной финтеховской конторе.

Менеджер: "Процесс работы софта должен быть прост как три русских звукоподражания. Например - чик-чирик-пиздык-ку-ку".
Причем "чик-чирик" - это деньги в кассу, "пиздык"- работа бэкэнда, "ку-ку" - правильная отчетность и чек на бумаге юзеру.
Разработчик: "Чик-чирик" - моя зарплата, которую задерживают, "пиздык" - всем новым фичам, если завтра уволюсь, "ку-ку" - а никого вы не найдете на такую зарплату.

И ведь уволился!
Рубрика "Да вы капитализацию Apple-то видели?!!!", клинический вестник "Дорогой за дорогой к перемоге", весна 2024 года.

В 2021 году в США принимается закон про ускорение развёртывания национальной инфраструктуры по зарядке автомобилей. Бюджет - пять миллиардов долларов.

В 2024 году выясняется, что бюджет кончился, да и три года прошло.

В рамках проекта построено восемь зарядных станций для автомобилей.

Восемь.

— В этом году мы, Витя, должны были сделать миллион тракторов. Сколько мы сделали?

— Четыре.

— Чего четыре? Миллиона?

— Просто четыре.

Запад сейчас - абсолютная, космическая коррупция. Процент сворованного уже около 100%, процент выполненного от запланированного - около нуля. Схема рабочая, потому что никого никто ещё ни разу не наказал. Придумываешь законопроект о поддержке чего-то экологично-трансгендерно-актуального, пишешь буквально абы что в качестве обоснования, ставишь конские числа бюджета, потом внутри Конгресса/Сената со всеми перетираешь "я поделюсь", потом регистрируешь под выполнение задачи юрлицо с племянником или дочкой во главе, закон принимается, на фирму уходят целевые дотации из бюджета, все делятся, тема закрыта. Суммы с фактическими делами не бьются никак.
Владимир Винокур рассказывает...
Однажды, будучи молодым артистом, я по приглашению Арканова выступал в Доме учёных. Рассказывал свои самые весёлые пародии, а в зале - тишина. Заигрываю со зрителями - ноль эмоций. Оказывается, первые десять рядов занимали ветераны, и половина из них - со слуховыми аппаратами. Когда я вышел на сцену, они выключили "слуховики", чтобы поговорить друг с другом, и вообще ничего не слышали.
МАГАЗИННЫЕ ВОРИШКИ
Был сейчас в Спаре и натыкаюсь на двух дам, похоже выпимших, и сразу как-то цепляюсь ухом за их разговор:
- У нас на Автозаводе, знаешь, у нас на Автозаводе - говорит одна с кандибобером на голове, а вторая ей отвечает.
- Да так и есть, у нас-то на Автозаводе-то, да и не такое у нас-то на Автозаводе-то...
Меня словно переносит в детство, это же типичный ложный разговор ни о чем для отвлечения внимания. Сколько раз мы с пацанами говорили таким же несуразным образом, имитируя некий активный разговор якобы неких случайных пацанов, пока чистили карманы в трамваях и автобусах или выносили всякое из магазинов.
Две высокие странноватые дамы и с ними девка-подросток с фиолетовыми волосами. Они плывут со своей полной телегой против магазинного течения, все в магазин, а эти, напротив, из магазина. В телеге у них какие-то продукты, они медленно продвигаются ко входу, попутно твердя какие-то несуразные фразы про Автозавод, Автозавод то, Автозавод сё.
На моих удивленных глазах они пересекают линию входа и попадают в фойе Спара. Странно, но пожилой спаровский уборщик телег не обращает на них внимания и девочка на цветах словно не видит их. Телега с продуктами уехала в фойе, а затем выкатилась на улицу и трое воришек ушли с добычей.
Стою окаменевший, переместившийся в воспоминания детства, в свои подростковые воровские будни кудлатого мальчика с рабочего квартала. Все мои подельники, такие же магазинные воришки, насильники и хулиганы, стали затем работниками полиции, куда же с такими навыками как не в околоток, да мне и самому пришлось послужить в КГБ полжизни.
Наверное надо было кому-то сообщить об этом случае магазинного воровства? Или жизнь не требует вмешательств извне? Или надо было крикнуть на весь зал: "Люди, люди это магазинные воры, эти две женщины с кандибоберами на голове и девочкой подростком с фиолетовыми волосами украли магазинную еду, хватайте, хватайте их!". Не крикнул, не сообщил, не заявил, не стуканул, как тогда в детстве в Военторге, когда нас накрыли, вернее меня, а все убежали. Я и тогда промолчал, навешали все на меня, год условно, сломанная судьба, в ментуру вход с судимостью был заказан.
Купил что надо и потом еще пошел в канцтовары за пластилином для Руси, купил очень много пластилина и внезапно для себя украл линер за 48 рублей, просто вынес в кармане, даже не понимаю как это получилось, а руки-то руки-то помнят.
А вы воруете в магазинах? Правильно ли я поступил не заявив на магазинных воришек в Спаре? Допускаете ли вы мелкое воровство в магазинах канцтоваров?
P.S. Фотографировать магазинных воришек не стал, смысла не вижу.
Лучшая история за 21.05:
Мой дедушка любит собирать очень старые вещи. Это не антиквариат, как правило, эти вещи ценности никакой не представляют.
Как-то раз где-то он достал газету 1900 какого-то года и, пока ехал домой в трамвае, решил ее посмотреть. Случайно заметил, что им заинтересовалась женщина, ехавшая рядом. Она, недоумевая, смотрела то на газету, то на моего дедушку. Дед не растерялся: принял серьезный, озадаченный вид и спросил у нее, какой сейчас год)))
Рейтинг@Mail.ru