Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
13 июня 2022

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
На работе сижу в кабинете с пятью довольно задрипанного вида тётками: джинсы, свитеры, немытые бошки (я обычного вида парень с волосами чуть длиннее обычного). Заходит курьер, обводит взглядом кабинет и спрашивает: "Кто из вас Вадим?". На следующий день все (кроме меня) пришли в юбках и с укладками.
Посетили сегодня, в жаркий июнь(ало, 39-40, природа чёт сходит с ума), на пляж. Как полагается, с хорошей подготовкой: выехали рано утром, заранее обзвонив зону отдыха на предмет работы. Проехали сотню км в уже утренней жаре, прибыли вовремя, заплатили кругленькую сумму за въезд с арендой палатки.

Отступлюсь для пояснения. За аренду палатки платить надо ещё на входе. Но её нужно ещё найти незанятую на пляже(или выдают из склада). Если свободных нет, то возвращают деньги.

Так мы обустроили палатку, отдохнули некоторое время, покупались и т.д.. А потом семейкой свалили в кафешку пообедать. Вещи оставили в палатке(там только одежда и полотенца, ничего ценного). Думали, что ничего не будет с ними.

А вот, когда мы вернулись на пляж, то нашли свои вещи уже разложенными на скамейке вдали от палатки, которую внезапно заняла ЯЖМАТЬ со сворой детишкозавров. На все наши негодования она ответила классическим "Я тоже заплатила! И, вообще, вы, что не видите? Я мать, у меня маленькие дети, им нельзя на солнце, сгорят!"

В ответ на наше ответное выселение её вещей из палатки ЯЖМАТЬ разоралась на весь пляж, типа, "АДМИНИСТРАЦИЯ! АДМИНИСТРАЦИЯ! ПОМОГИТЕ БОЖЕ!"
Прибывшая администрация зоны, конечно, встала на нашу сторону, ибо всё ясно с первого взгляда. Но ЯЖМАТЬ в итоге так разоралась, ещё и созывая деток для пущего эффекта, что в итоге работники сдались, а нам выдали запасную палатку со склада...

Вот так случайная ЯЖМАТЬ может легко испортить вам пляжный день.

---------------------
Комментарий:
Нужно было просто сказать этой ЯжМать: хорошо, вещи выложили, А ГДЕ НАШ РЮКЗАК, который мы оставили в палатке, на лавке его нет - сейчас позовём администратора, вызовем полицию, и её сразу как ветром сдует... С такими только так.
Вчера покупала будильник. Долго выбирала, замучила, наверное, продавца. Наконец выбрала, будильник проверили, звонит замечательно, громко. Положила я покупку в сумку и пошла за яблоками. Стоит очередь. Тут у кого-то звонит мобильный. Стоящие в очереди начинают лихорадочно доставать свои мобильники: кто - из сумок, кто - из тёплых курток. Тут я прислушиваюсь к своей сумке и смекаю, что это - мой будильник. Говорю стоящим в очереди: "Это у меня". И представьте теперь лица тех, кто стоял в очереди, когда я достала этот чёртов будильник. Непонятно зачем я стала оправдываться: "Я его только что купила. Честное слово". Представляете, как, мягко говоря, ржала очередь.
Солдаты одного небольшого подразделения подобрали во время учений симпатичного бульдога и, относясь к нему, как к своему талисману, дали ему кличку Сержант. В казарме для него был выделен укромный уголок, а на одеяльце, которым его укрывали, были выведены три лычки.
Как—то общий любимец забрался в канцелярию и сжевал там целую кучу каких—то важных документов.
— Ты почему не прогнал отсюда этого стервеца, когда он здесь появился? — напустился на дневального дежурный офицер.
— Простите, сэр, — ответил дневальный, — но я не посмел этого сделать, ведь он старше меня по званию!
2
Гуляли мы с женой по магазинам и набрели на "Снежную Королеву" в Химках. Всё красиво, чистейшие витринные стёкла, неразличимые от входного проёма. И вот жена моя врезалась лбом в такое стекло, не разглядев его. Больно ей было и обидно. Сразу вспомнились похожие случаи в заграничных отелях с разбитыми стёклами и ранениями вплоть до летальных. А посему мы обратились к работникам магазина с просьбой нанести на стекло рисунок, или табличку с надписью "место для удара лбом". Но, похоже, это пожелание никто не учёл, и каждый раз проходя мимо этого стекла мы видим новый отпечаток невезучего лба...
Многие говорят о том, что в России не дорожат своей историей.
А в то же время в 1793 г., во время французской революции, после которой Наполеон Бонапарт стал 1 консулом, в соборе Нотр-Дам  были обезглавлены 28 статуй  древних царей Иудеи - революционеры посчитали их памятниками королям Франции.
Только спустя 2 века головы этих статуй были случайно найдены во дворе одного из отелей Парижа.
8
Недавно, чисто случайно, краем глаза. видел начало старого советского фильма "Неподдающиеся" 1959 года выпуска. Фильм про двух раздолбаев, которые, вместо того, чтобы строить светлое, наше с вами будущее, наплевательски относятся к ударному труду и ведут распиздяйский образ жизни, допуская, в том числе и злоупотребление спиртными напитками. На 5-й минуте фильма показано собрание трудового коллектива, где решается вопрос об их увольнении, но на их защиту встает женский персонаж в исполнении Румянцевой:
- Но если их уволят - куда же они денутся?
На что следует реплика:
- В милицию...
Больше 60 лет прошло... Милицию переименовали в полицию... Что-то, кроме этого, изменилось???
История про рефрижираторную секцию и полутушу говядины напомнила. В студенчестве подрабатывал я постоянно на городском холодильнике одного из дальневосточных городов, приходилось и секции разгружать и вообще круглое таскать, плоское катать. С напарником однажды наткнулись на огромный рюкзак, полный банок с сгущенкой, лежал у забора. Банок 50-60, кто-то видимо через забор перебросить пытался, да не смог. Сказали о нем на вахту, пришли две бабушки-охранницы и унесли. Вечером наш непосредственный нач. видимо в воспитательных целях - мы ж голодные студенты, объявила нам, что вахтеры нашли подготовленные к хищению 15 банок сгущенки в мешке, ни одной не взяли, составили акт и сдали. А про работу - говядины в вагоне 22тонны, одна полутуша 75-80 кг., новозеландская до 150кг. Вдвоем "выкинуть" вагон до обеда - вообще не вопрос. И, естественно, приворовывали.
Не думал писать, но совкодрочеры достали.
В 1990 году попал на две недели в Голландию. С фольклорным детским ансамблем. С языком проблемы, но было подобрано так, чтобы на три взрослых - 2 наших и 1 ихний - был человек владеющий русским и английским. Старались побольше общаться, их интересовала наша жизнь, мы тоже их расспрашивали. И как-то в нас зашла речь о своих странах, чем мы гордимся. Мы, конечно, гордо(!), что страна в нас самая большая, самая сильная, и в космос мы первые полетели... Их ответ тогда поразил меня. Конечно, сказали они, наша страна небольшая, и в космос мы не летаем. Зато наша страна входит в первую десятку стран мира по ВВП, и по уровню жизни людей мы в числе первых стран Европы.
Эта поездка полностью перевернула мое мировосприятие, из идейного совка за две недели я превратился в ярого антисоветчика и антикоммуниста.
Не смотря на большое количество машин на улицах Парижа и огромного количества дорожных знаков, вы не найдете 1 в виде красного восьмиугольника с надписью "STOP".
До не давнего времени 1 такой знак был на набережной Сент-Экзюпери, но однажды его украли и так и не восстановили.
Шах и мат людям, которые любят цитировать Салтыкова-Щедрина  про то, что в России воруют.
9
Здрасьте. Попробую вкратце рассказать историю моих взаимоотношений с комсомолом. (Комсомол, если кто не знает, Коммунистический Союз Молодёжи, была такая общественно-политическая организация, не столько общественная, сколько политическая, КПСС – не к ночи она будь помянута – в миниатюре.) А отношения эти были простые: он был не нужен мне, а я ему. В школе и в первом институте, откуда меня благополучно выперли, вступления в ряды мне удалось избежать. Только успел в другой институт поступить, как меня в армию загребли. Там и произошло наше более тесное общение.
Старший лейтенант Молотов, ответственный за всё, не имеющее прямого отношения к военной службе, за комсомол в том числе, сколько раз ко мне приставал, вступай, мол. Я отбрехивался, загибал пальцы: «Кто руководит гарнизонной самодеятельностью? Я. Кто редактор стенгазеты? Опять же я. Кто первым получил значок специалиста первого класса? Я. Нету у меня времени на вашу чепуху.» «Ну не будут там тебя загружать, слово даю. Ну надо же.» «Ай, отстань, Миша.»
Вызывает меня капитан Файвыш, командир нашей роты. Суровый и непреклонный был мужчина, весь насквозь армейский, хотя и не дурак, как ни странно. «Ты комсомолец?» - спрашивает. Понятно, Молотов наябедничал, вот же скотина, а я ещё с ним в шахматы играл. «Никак нет.» «Чтоб вступил. Всё ясно?» «Так точно. Разрешите идти?» «Разрешаю.»
Отыскал я скотину-Молотова. «Ладно, подаю заявление. Но ты должен обещать, что выбьешь для меня разрешение учиться в институте заочно.» Хмыкнул он: «Ладно, обещаю.» «Не обманешь?» «Когда это я тебя обманывал?» Посмотрел я ему в глаза. Глаза голубые-голубые, честные-честные.
Не знаю, как других, а меня в стройные ряды ВЛКСМ принимала целая комиссия. Вопросы задавали самые каверзные. Первый как сейчас помню: «Назови столицу нашей Родины.» «Старая Ладога!» «Как – Ладога?!» «Ну конечно, Старая Ладога. – Уверяю. – Киев, он уже потом был. После Рюрика.» Переглянулись они. «Так. Дома какие-нибудь газеты или журналы читал? Может даже выписывал?» «Конечно, а как же.» «Назови.» «Новый мир, Вокруг света, Америка…» («Америку» отцу раз в месяц в запечатанном конверте доставляли.) «Подожди, подожди. А «Правду» и «Комсомольскую правду» читал?» «А что там читать? – удивляюсь. – Как доярка Сидорова намолотила за месяц рекордные тонны чугуна?» Ну и остальное в том же духе. Запарились они со мной, поглядывают не совсем чтобы доброжелательно. «Ладно, отойди в сторонку. Нам тут посовещаться надо.» Стою, слушаю обрывки их шушуканья: «Нельзя такого принимать… Но ведь надо… Но ведь нельзя… Но ведь надо…» Наконец, подзывают меня снова к столу: «Поздравляем. Тебе оказана великая честь, ты принят в ряды Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодёжи. Но учти, принят условно.» До сих пор не знаю, что такое условный комсомолец.
В общем, особых проблем для меня комсомол не создал, он сам по себе, я сам по себе. Разве что членские взносы приходилось платить. В месяц солдат получал, если не ошибаюсь, 3.40. Три рубля сорок копеек. Это на всё, на сигареты, на зубную пасту, на пряники и так далее. А «маленькая» стоила рупь сорок девять. То-есть можно было два раза в месяц купить «маленькую», более почти ничего не оставалось. А что такое два раза по двести пятьдесят граммов для молодого здорового парня? Издевательство, да и только. Так из этих денег ещё и взносы брали. Ладно, мы ведь привычные были, что со всех сторон от наших благ отщипывали. Это же коммунисты, ещё до захвата власти, лозунг придумали: «Грабь награбленное». В этом лозунге главное не «награбленное», но «грабь».
Между прочим, старлей Молотов действительно скотиной оказался. Я у него спросил, скоро ли разрешение на заочную учёбу получу? Он радостно ответствовал, что никогда. Потому что на срочной службе надо службу служить, а не всякие бесполезные интегралы по институтам изучать. Посмотрел я на него, глаза голубые-голубые, наглые-наглые.
Демобилизовался я, наконец. Сменил китель на пиджак, галифе на нормальные брюки, сапоги, соответственно, на туфли. Подыскал работу. Я за свою жизнь много специальностей сменил, параллельно и рабочих мест было много. Но лучшей работы, чем та, у меня, пожалуй, не было. Всё ведь от начальства зависит, а начальницей была милейшая старушка, умная, добрая и всепрощающая. Владислав, мой напарник, как минимум раз в неделю, а обычно и чаще, с утра подходил к ней: «Мария Васильевна, мы с Посторонним ненадолго выйдем, ладушки?» «Ох, ребятки, ребятки… Ну что с вами сделаешь, идите. Вернётесь хоть?» «Та як же ж, Мария Васильевна. Обязательно вернёмся.» И топали мы с Владиком в гостиницу… какое бы название ей придумать, чтобы осталось непонятным, в каком городе я жил? Предположим, «Афганистанская». Славилась «Афганистанская» на весь СССР своим рестораном и, что очень важно, находилась совсем недалеко от нашей работы. Вообще-то закон был: алкоголь продавать с 11 часов, но Владика там хорошо знали, поэтому наливали нам из-под прилавка по 150 коньяку и на закуску давали два пирожка. Я свой съедал полностью, а он ту часть, за которую держал, выбрасывал. Аристократ херов. Кстати, он действительно был потомком графского рода, в истории России весьма знаменитого. Мы с Владькой плотно сдружились: одногодки, демобилизовались одновременно, интересы, жизненные предпочтения одни и те же. И оба те ещё разгильдяи.
Вот как-то смакуем мы свой коньячок, и я, ни с того ни с сего спрашиваю: «Владик, а ты комсомолец?» «Был. В армии заставили. – Вздыхает. – Там, сам знаешь, не увильнёшь.» «Я почти увильнул, - тоже вздыхаю. –А ты официально из рядов выбыл?» «Нет, конечно. Просто перестал себя числить.» «Та же история. – тут меня осенило. - Так давай официально это дело оформим!» «Зачем?» - недоумевает он. «А затем, майн либер фройнд, что во всём должОн быть порядок. Орднунг, орднунг юбер аллес.» «А давай, - загорелся он. – Завтра свой комсомольский билет принесёшь?» «Всенепгхеменнейше, батенька!»
Завтра настало, самое утро. «Мария Васильевна, нам с Посторонним надо выйти. Можно?» «Ребятки, вы совсем обнаглели. Ведь только вчера отпрашивались. И не вернулись, стервецы, хоть обещали.» «Мария Васильевна, ну очень надо. А?» «Ох, разбаловала я вас… Идите уж.» «Спасибо, Мария Васильевна!» «Мария Васильевна, век Вашу доброту не забудем!»
В райкоме комсомола в коридоре народ роился – тьма тьмущая. Мальчики и девочки вполне юного возраста, у одних на личиках восторг, у других трепет. Ещё бы, ещё чуть-чуть, и соприкоснутся они со священным, аж с самим Коммунистическим Союзом Молодёжи, непобедимым и легендарным. В кабинет заходят строго по очереди. Мы с Владькой через эту толпу прошествовали как ледоколы сквозь ледяную шугу. Первого в очереди вежливо подвинули, заходим. В кабинете четыре комсомольских работника: какой-то старый пень, два вьюноша хлыщеватой наружности и девка самого блядского вида. К ней мы, не сговариваясь, и направились. Я мальчонку, который перед ней на стуле сидел и о чём-то с энтузиазмом рассказывал, бережно под мышки взял, поднял, отодвинул в сторону. Комсомольские билеты на стол – шмяк! Девка поднимает густо намазанные тушью зенки:
- Вам что, товарищи?
- Выписывай нас из рядов вашего гнилого комсомола. Или вычёркивай, тебе виднее.
Она, ещё ничего не понимая, наши книжицы пролистнула:
- Товарищи, у вас большая задолженность. Вам надо…
- Подруга, нам ничего не надо, неприхотливые мы. Это тебе надо, поправки в ваши ведомости внести. Адью, подруга. Избегай опасных венерических заболеваний.
Вышли мы. Владик воздуха в лёгкие набрал да как гаркнет: «Всем велено заходить. Быстрее!» Хлынувшие нас чуть не смяли. Я замешкавшихся в спины подтолкнул и дверь подпёр. Изнутри доносятся панические вопли комсомольских деятелей и ребячий гомон. А Владик скамью подтащил, стояла там у стены скамья, какие раньше собой вокзальные интерьеры украшали – большая, коричневая и совершенно неподъёмная. Ею мы дверь и заблокировали.
Вышагали степенно на улицу.
- Ну что? По домам или на работу вернёмся?
- Там решим. Но сперва надо «Афганистанскую» посетить. Отмечать-то ведь будем?
- Ты мудр. Чистой белой завистью завидую твоей мудрости. Сегодня мы перестали быть комсомольцами. Особый это день. Знаменательный.
Лучшая история за 17.07:
Деревня наши дни . Летним вечерком на лавочке у дома сидят женщина хозяйка дома , её дочь и старый кот . С лугов что за деревней по домам пастух ведёт по улице стадо деревенских коров . Женщина увидев в стае свою корову произносит
- А вот и наша кормилица нагулялась . Сейчас будет молочко парное .
И посмотрев на кота как бы в шутку и ему
- А от тебя какая польза ? Нахлебник . Только спишь да ешь .
Кот повернул голову . Пристально посмотрел в глаза хозяйке потом встал и молча ушёл .
Он не пришёл на ужин и его не было дома всю ночь а утром женщина нашла у своей постели мёртвую задушенную мышь . Кота в доме не было по прежнему . На следующее утро всё опять повторилось с мёртвой мышью . Люди стали понимать как они обидели животное . На читать дальше
Рейтинг@Mail.ru