Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
11 августа 2022

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
КАРМА В ДЕЙСТВИИ

Я в бахилах, с пластиковым поддоном и с великолепным настроением, стоял у ленты в зале досмотра аэропорта Шереметьево. Впереди ждала командировка с путешествиями и приключениями.
Сбоку подошел мужик лет тридцати пяти, с щекастым ребенком на руках. Мужик, молча, чуть отодвинул своим поддоном мой и так же чуть-чуть пропихнул поддон впереди стоящей бабушки. В образовавшуюся брешь пристроил свой и замер, как будто бы тут и стоял.

Ясно что и полуторагодовалого ребенка он взял на руки только для того, чтобы все видели, что он эдакий уставший мадон с младенцем, хотя этот младенец еще минуту назад прекрасно бегал по всему аэропорту в своих малюсеньких кроссовочках.
Если бы мужик сказал, что опаздывает, или, что их мама ушла вперед, или что нужно быстрее памперс менять. Да все что угодно. Даже если бы прямо сказал: - Ничего, если я перед вами встану?
Я бы конечно с удовольствием пропустил человека с ребенком, тем более, что сам я никуда не спешил. Но ведь он просто нагло, механически раздвинул очередь и просто встал передо мной.
Настроение из великолепного стало нормальным. Я решил промолчать, подумал, что карма сама когда-нибудь его настигнет.
И тут мужик с ребенком увидел мои ноги в бахилах, показал на них пальцем и без предисловий спросил:

- А бахилы обязательно надевать?

Тут я и включился:

- Не знаю насчет бахил, но очередь на досмотр нужно занимать обязательно.

Мужик понял к чему я клоню и решил включить окончательного хама:

- Я, как-нибудь, без ваших советов, сам решу - где и что мне надо занимать, а где не надо. Окей?

Мы оба понимали, что драться в аэропорту под камерами мы в любом случае не станем, так что наша дуэль хоть и набирала обороты, но оставалась словесной и даже подчеркнуто на «вы»
Я ответил:

- Окей, окей, конечно окей. Только знайте, что ваша хамская стратегия поведения в обществе ни к чему хорошему вас не приведет.
- Почему это не приведет? Отнюдь. Уже привела. Я ведь сейчас перед вами в очереди стою, поправьте, если ошибаюсь. Значит вполне работает моя стратегия. Ха-ха.
- Смейтесь, смейтесь, только напрасно вы думаете, что неуважение к окружающим продвинет вас в жизни. В долгой перспективе, карма все равно вас настигнет и отыграется.
- Карма? Ха-ха. Где-то я уже это слышал. На самом деле, на карму надеются только неудачники по жизни, вроде вас, а решительные люди, вроде меня, всегда оказываются в первых рядах.
- Вовсе нет, а представьте себе такой вариант: вы будете идти людям по головам, а люди в свою очередь станут, например, говорить вашему сыну, что его отец кусок говна. Это и будет ваша карма. Как вам такое?
- Все это только ваши несбыточные, влажные фантазии, уважаемый, а не карма. Это так не работает.
- Ну, почему же, не сбыточные? Кто не верит в карму, тут же получает от нее легкий щелчок по носу. Смотрите, как это работает.

Я широко улыбнулся и чуть пригнул голову, чтобы встретиться глазами с щекастым ребенком. Ребенок тоже заулыбался мне и я ему громко и весело сказал:

- Мальчик, а твой папа кусок говна.

Ребенок услышал знакомое слово, радостно посмотрел на папу и ткнул ему в лицо пальчиком.
Мужик рассвирепел и почти закричал:

- Сам ты кусок говна!
- А это не важно, кто я, меня ваш сын все равно не запомнит. Главное, он запомнит, что его любимый папа - кусок говна. Да, малыш?

Улыбающийся малыш, сидящий на руках помахал мне рукой, я помахал в ответ, но его тут же быстро унесли от меня куда-то далеко...
Сидим с мужем дома, ждём монтажников для протяжки инета. Долго ждём, часов 6 уже. Муж начинает приставать с целью заняться ceксом. Я:
- Ну отстань, ты же знаешь закон подлости: только начнём, так обязательно кто-нибудь припрётся.
Муж настойчиво продолжает. Я:
- Ну ты совсем не понимаешь, что ли? Отстань!
Муж:
- Тихо ты, я монтажников подманиваю.
На днях еду по своим делам и вдруг слышу, слева кто-то бибикает. Бросил беглый взгляд налево и вижу, что какой-то мужичок кавказской внешности на правом пассажирском кресле машет мне рукой, дескать притормози. Ну мало ли там чего? Может у меня с машиной что-то не в порядке, а возможно, что помощь какая-то людям нужна. Ну и тормознул. А ихняя машина притормозила впереди меня.

Вылазит пассажир и с улыбкой во все лицо бредет ко мне: дескать мы люди не местные, из Донецка. Ну видишь наверное по машине это?

Я глянул конечно же на машину - заднего номерного знака вообще нет, хотя передний скорее всего и был на своем месте, чтобы не привлекать внимания ментов. Но спорить об этом я не видел никакого смысла и ждал продолжения.

- Ну вот едем в Донецк. Купили значит японский электрогенератор (почему именно у нас?). Но нас ведь через границу не пропустят с ним (почему это вдруг?). А домой ведь все равно надо. Помоги дескать, купи его хотя бы за штуку, чтобы нам хватило на бензин (а нафиг вы вообще приперлись сюда и потратили сои последние деньги, нажитые несомненно непосильным трудом на какую-то херню?). А этот генератор дескать стоит ажно 140 штук.

В общем какой-то сплошной бред на бреде. И тут до меня наконец-то дошло, что это - никакой не кавказец, а цыган. Строго говоря, цыганья у нас в городе валом, и все их достаточно хорошо знают, как и я. Но плодятся они, кстати говоря, гораздо интенсивнее, чем русскоязычное население, как это и полагается в природе для паразитов. И мне достоверно известно при этом, что если уж цыган предлагает тебе такую халяву, то он несомненно рассчитывает разжиться на этом во много раз больше. Поэтому ни о каких сделках с ним я даже не помышлял, поняв только суть происшедшего. Правда, эти паразиты настолько навязчивы, что отвязаться от них вежливо почти не возможно. Но, горжусь за себя, - я все-таки с грехом пополам справился с этой нелегкой задачей.

Дальше конечно же я мог бы и приврать, чем это закончилось. Но почему-то не хочется. Тем не менее меня после этого долго мучал вопрос, как они рассчитывали дальше раскрутить меня на бабло? Впрочем, забыл еще сказать, что в процессе диалога с "продавцом" я заметил в зеркало заднего вида, что сзади моей машины вдруг припарковалась еще одна.

Ну, а дальше вроде бы - все и так очевидно. Впрочем продолжаю лишь для тех, кто пока еще не понял суть такого развода. Как только генератор оказался бы в моем багажнике, а машина без заднего номера отъехала бы, в тот же самый момент машина сзади тронулась бы с места, перегородив мне путь отъезда. Ну и естественно, что из той машины выскочили бы цыганские братки, обвиняя меня в краже генератора. Вот дескать у нас техпаспорт этого украденного прибора. Ну, а дальше все зависело бы от моей смекалки и находчивости. В самом благоприятном случае отделался бы той штукой, которую уже заплатил "продавцу". Но это было бы теперь уже во много раз труднее, чем отделаться от этого "продавца", от которого лично я, честно говоря, и так еле отделался из-за его излишней навязчивости.

Очень надеюсь, что этот мой личный опыт поможет кому-нибудь.
Забор раздора


Не успел Николай Николаевич пробурить первую лунку и вставить в неё столб, как услышал за спиной:

— Никак забор решил возвести?

Обернувшись, он увидел своего соседа, который, судя по пакетам в руках и пыли на усах, только пришёл с автобусной остановки.

— Да вот, решил ограждение новое поставить, — улыбнулся Николай Николаевич и покрутил столбом в земле.

— А старое чем тебе разонравилось? Хороший же заборчик, и перешагивать его удобно, — искренне удивляясь, спросил сосед.

— А зачем тебе его перешагивать?

— Мне так до своего участка удобнее идти, наискосок-то быстрее.

Николай Николаевич глянул на оставленные с утра на грядках следы сорок второго размера и молча принялся утрамбовывать столб щебнем.

— Ну артист! Всё бы только отгородиться, — усмехнулся сосед и, перешагнув через старое ограждение, потопал к своему огороду.

Закончив на следующий день со столбами, Николаевич достал из машины сварку и принялся варить поперечные направляющие между ними.

— От кого это вы всё прячетесь, Николай Николаевич? Кто вас всё украсть пытается? — усмехнулась, выглядывая из своей калитки, тётя Нина, соседка через дорогу.

— Меня — никто, а вот малину мою постоянно кто-то обдирает, — улыбнулся под сварочной маской Николаевич.

— Обдирают, значит. Чай с малиновым вареньем в гостях вы, значит, пить любите, а как, значит, у вас ягодка какая пропадёт, так значит, вас обдирают? — раздраженно проворчала женщина.

— Так ведь я и сам бы малиновое варенье делал, а не в гостях его ел, если бы малина оставалась, — сняв маску, ответил Николаевич.

— Это у вас психологическая травма, — вмешалась в разговор Валерия Валерьевна по прозвищу Доктор Курпатов. (Женщина эта разбиралась в людях, даже если её об этом никто не просил).

Она шла с ведрами к скважине Николая Николаевича, чтобы набрать воды, не желая делать лишние сто шагов до общего колодца.

— Вы от людей отгораживаетесь, невидимые стены в душе делаете видимыми наяву, — закончила она свой анализ.

— Вот-вот, я тоже про это читала, — поддакнула тётя Нина. — У вас психологический терьер!

— Барьер, — поправила её «Доктор Курпатов», набирая воду в вёдра, а затем снова обратилась к Николаю: — Нет ничего лучше, чем открытость и социальный контакт.

— Николаич, ты чего тут столб воткнул? Мне же разворачиваться неудобно! — послышалось с противоположного угла участка.

Это на своей огромной Тойоте попытался вписаться в узкий поворот Андрей Семенович — мужчина, что купил участок месяц назад. Он решил к сорока годам обменять большой город на большой огород, устав от наглых соседей, машин и суеты — так он всем объяснял этот порыв перебраться поближе к земле и кустам.

— Так разворачивайтесь на пятачке, в конце улицы, — спокойно предложил Николаевич, глянув на тот угол участка, где борозды от шин никогда не подсыхали.

— Мне что теперь — двести метров задом сдавать?! Ты что за эгоист такой?! — возмущался водитель, раздражённо крутя руль.

Николай Николаевич молча опустил маску на лицо и продолжил сверкать сваркой.

Закончил мужчина ближе к вечеру. Сидя на веранде с плошкой горячего супа быстрого приготовления, он пытался насладиться отдыхом. С соседских участков тянуло шашлычным дымом, радиоволны хриплых приёмников разносили по воздуху хиты прошлого века, соседские дети скармливали кострам спиленные родителями яблони и вишни. Приятная усталость разливалась по телу.

— Николаич, тёзка! — послышался знакомый голос. Слова эти не предвещали ничего хорошего. — Ты чего не пишешь, что окрашено?

На веранду зашел только проснувшийся после вчерашней попойки Коля. Вокруг него бегал верный пёс Жулик, который имел привычку постоянно метить территорию. Жулик был очень ревнивым псом и метил территорию каждый день. Неизвестно, какое БТИ занималось вопросами границ владений соседской собаки, но территория Николаевича, по мнению Жулика, однозначно входила в эти границы, особенно его веранда.

— Я все штаны извозил, пока к тебе пробирался через эти металлические дебри, — жаловался Коля, усевшись в соседнее кресло и закурив.

— Я ведь просил тебя не курить рядом со мной. Ты же знаешь, что я бросил пять лет назад, — совершенно спокойно сказал Николай Николаевич.

— Ладно, не бубни, — ответил Коля и затушил сигарету о недавно покрытые лаком перила, — я к тебе по делу. Тут у твоей косилки проблема со стартером.

— Какой косилки? — удивился Николаевич.

— Ну той, что у тебя в предбаннике стояла. Я её позавчера у тебя одолжил. Короче, походу пружина вылетела.

Николаевич тяжело вздохнул. Эту косилку он собирался подарить зятю через два дня.

— Я пробовал поменять, но в итоге потерял крепёж. Ты в сервисный центр если пойдешь, сперва ко мне зайди, нужно поискать, — сказал сосед и погладил Жулика, который в очередной раз заявил свои права на скамейку в углу веранды.

На следующее утро Николаевич начал крепить металлический штакетник.

— На что это вы намекаете, Николай Николаевич? — грозно вопрошала Любовь Аркадьевна — пожилая дама с соседнего участка.

— На что? — ответил вопросом на вопрос Николаевич.

— На то, что я толстая? Или, может, уродливая?! — набирала обороты женщина.

— Вам так не нравится лицезреть меня, что вы решили поставить между нами глухой забор?

— Я не глухой ставлю, а с зазором. Вы не толстая и не уродина, просто вы и ваш супруг постоянно гуляете в нижнем белье…

— И что?! Вас это бесит? Мы какие-то не такие, по-вашему? Недостаточно спортивные для ваших зазоров?

— Да всё с вами нормально, просто я не хочу видеть вас в одних трусах и лифчике! — Николаевич старался отвечать как можно вежливее.

— А вы в курсе, что залезли на нашу территорию? — продолжила беседу Любовь Аркадьевна.

— Я приглашал геодезиста перед строительством. Они обозначили все границы.

— Что мне ваши геодезисты! У меня есть план! Вы оттяпали мои смородиновые кусты!

— Уверяю вас, эти кусты — мои, более того, ваш сарай на целый метр заходит на мой участок, но я не против, не подумайте, пусть остаётся, — пытался сгладить углы мужчина, но выходило как-то неубедительно.

— Сейчас мы разберемся, кто и куда залез на метр и кому можно будет оставаться, — фыркнула соседка и ушла за бумагами.

Вернулась она в сопровождении мужа, который по традиции вышел в своих любимых трусах-плавках. Разложив на грядках план и вооружившись рулетками, соседи провели в измерениях целый день. По итогу оказалось, что геодезисты действительно ошиблись. Теперь окончательно и бесповоротно стало ясно, что Николаевичу принадлежат не только кусты смородины, но и слива, и половина грядок, где соседка растила кабачки.

— Подавитесь! — исходя слюной, кричала Любовь Аркадьевна.

— Да не нужны мне ваши грядки, ей-богу, забирайте. Я даже не собираюсь просить у вас половину денег за общий забор.

— Какое великодушие! — вмешался муж Любови Аркадьевны. — Мне не нужны эти границы! Я человек, рождённый в свободе! — сказал мужчина и, словно в подтверждение своих слов, зашагал в сторону дома, сверкая чересчур узкими плавками.

***

Вечером в садово-огородническом товариществе началось общее собрание. На «незначительные» вопросы вроде ремонта дороги, замены трубопроводов и вывоза скопившегося хлама с общей территории выделили пять минут. Остальные полчаса заняло обсуждение нового забора.

Люди по очереди или все разом выкрикивали с места свои предположения:

— Да он что-то прячет, значит! Что-то, значит, незаконное!

— Это он нас всех презирает! Считает, что его, бедного, обворовывают!

— Перекрывает транспортную развязку! Уничтожает рабочий перекресток!

И так далее.

Председатель Иван Николаевич — старый пограничник и человек, что за всю жизнь не вступил ни в один открытый конфликт без веской причины, выслушав обвинения, начал общаться с каждым из обвинителей по очереди:

— Нина Яковлевна, разве у вас не стоит высокий глухой забор по периметру?

—Стоит! Но это другое! У меня зять эти заборы профессионально ставит. Он с меня денег не взял! Что же мне теперь — отказываться от халявы, что ли?

— А вы, Любовь Аркадьевна, разве без ограждения? — обратился к следующей обвинительнице председатель.

— У меня в прошлом году бочку с участка стащили и ведро! Воров ко мне так и тянет. Аномальная зона.

Дальше ответы были следующими:

— Я с забором купил!

— Я не хотел отгораживаться, но у меня остались листы после ремонта кровли!

— А у нас с мужем забор поставили по акции — за строительство бани.

Выслушав всех, председатель взял слово:

— Что ж, причины уважительные, — развел он руками, — а главное, что все с заборами. Давайте послушаем обвиняемого. Коля, поведай нам, что случилось.

Николай Николаевич, будучи звездой сегодняшнего вечера, молча сидел в углу до этого самого момента и совсем не сиял.

— Дорогие друзья, соседи. Я не закрываюсь от вас и ничего не хочу вам предъявить. Вы, как и прежде, можете прийти ко мне и постучаться в калитку. Я с радостью помогу вам в ваших просьбах, если таковые имеются.

— Так теперь спрашивать нужно… — пробубнил кто-то громко себе под нос.

— Ага, унижаться…

Через несколько секунд люди начали молча вставать со своих мест и выходить из зала, стараясь не смотреть в глаза Николаевичу.

— Я полагаю, вопрос закрыт? — спросил у спин огородников председатель.

— Ага, — раздалось уже с улицы.

***

На следующий день Николаевич закончил ставить забор. Затем он разбил цветник в том месте, где разворачивалась Тойота, разровнял лопатой все следы от ног, отвёз косилку в ремонт и врезал хороший замок в новенькую калитку.

Год он жил, наслаждаясь уединением и целым во всех отношениях огородом. Но соседские сплетни и ворчание никуда не исчезли. А потому Николаевич взял да и продал участок, а сам приобрел домик где-то в далекой от всякой цивилизации деревне.

Участок Николаевича купил какой-то мужчина без комплексов. Соседи сразу это поняли, когда мужчина сломал забор и сдал его в металлолом.

Сначала соседи даже обрадовались такой открытости нового жильца, но очень быстро до них стало доходить, что не так всё просто с новым фермером. Он постоянно ходил по округе голым, прикрываясь лишь фиговым листком, если таковой находился.

Странные личности часто приезжали в гости к этому человеку и гостили неделями. Они жгли костры, рисовали по всему участку непонятные символы и шарахались по округе день и ночь, стуча в калитки и настаивая на том, чтобы соседи не стеснялись, выходили из своих укрытий — попробовать бесплатно новые сорта огородных культур.

Ведь, как известно, нет ничего лучше, чем открытость и социальный контакт.

© Александр Райн
Вспомнился случай, вот когда прочитала про мужика-кукушку из троллейбуса. Тогда муж не знал, как и я, как завязывать галстук. Дело было когда еще инета не было так много, как сейчас. Обзваниваем знакомых мужчин, кто сможет завтра показать. Очередной звонок к знакомой. Она говорит: — да запросто, сейчас муж будет ехать с работы, пусть твой муж выйдет на остановку с галстуком и тот ему завяжет. Какие проблемы... .... Вечер. Конец рабочего дня. На остановке люди с работы - толпа народу. Подъезжает редкий тогда еще "кольцевой". Из него выходит мужчина с портфелем солидного вида. Подходит ко второму не менее солидному мужику. Здороваются за руки. Ну все вроде нормально. Дальше вышедший завязывает на стоявшем галстук быстренько. И успевает втиснуться в уже закрывающиеся двери отходящего своего автобуса. На остановке тишина.
Сел за компьютер после сестры, которой семь лет. Вкладки остались незакрытыми)) Запросы следующие: как отрастить крылья, как научиться летать, почему у людей нет крыльев. Эх!.. Так захотелось вернуться в ту беззаботную пору, когда я мог мыслить так же беззаботно и мечтательно!
Фотка "Вконтакте" - стоит подкаченный парень, в трусах. При этом содержимое трусов выглядит здоровенным. Убил комментарий. Артём написал: "Саня, что ты наложил туда? Я в бане с тобой был, меня не проведёшь...".
С друзьями отправились в велопоход по Богом забытым местам. Едем, наслаждаемся природой, как вдруг дорогу нам перебегают несколько кабанов и начинают бежать по обочине параллельно нам. Никогда не думал, что велосипед может развивать такую скорость. Также не знал, что человек, упавший с велосипеда, может мгновенно зажать его между ног и бежать в таком положении быстрее, чем ехать.
В детстве разломал унитаз молотком. Когда мама ругалась и спросила зачем, я рассказал ей, как бабуля сказала, что унитаз засасывает хорошую энергию из домa. Получили все.
Презумпция невиновности

Середина 70-х уже прошлого века. Я, свежеиспеченный первокурсник юридического факультета университета, иду по его двору с двумя своими школьными друзьями, тоже первокурсниками, но с других факультетов.
Вдруг откуда-то выскочили три собачонки и начали нас облаивать. У них, вероятно, была собачья свадьба, требовалось себя как-то проявить.
Собаки были в виде классических белых лохматых болонок размером с крупную кошку, поэтому мы на них внимания не обратили, а зря!
Я шел чуть сзади товарищей и вдруг почувствовал, как меня одна из них цапнула своими «зубищами» за пятку.
- B@&%$, что за XY&@!? – воскликнул я, удивленно оглянувшись и разглядывая агрессоров. Они стояли в полуметре от меня полумесяцем с видом победителей.
- Что такое? – обернулись спутники.
- Укусили…
- И чего смотришь? Дай с ноги, чтобы улетела на …… (далеко).
- Я не видел которая. Две-то не виноваты…
- Вы юристы все такие Eb@nyt&E (ушибленные)?
… Тогда я не смог ответить. Уже потом через много лет, плотно поварившись в этом бульоне, смог бы сказать, что не все (к великому сожалению). И чем больше сейчас юристов, тем меньше они такие ..… (ушибленные).
Друг летел из Афгана. Тогда возили так - из Москвы шла "тушка" до Ташкента, там садился военный экипаж и летел до Кабула и назад. Так вот, сели ребята в самолёт в Кабуле, все слегка поддатые, музыка играет, и заходит экипаж В ДУГУ! И молвит командир такие слова: "Вы, мужики, не ссыте, нормально долетим, только музыку потише сделайте!". Короче, там все мигом протрезвели, а долетели действительно нормально.
Я в старые добрые совковые времена слушал частоту вильнюсского авиадиспетчера. А он тогда давал разрешение на пролёт государственной границы. И вот как-то иностранный борт на англицком запросил пролёт. Диспетчер на так называемом английском ему ответил, на что ему пилот на таком же ломаном: "Повторите по-рюсски, пожалюста" :-)
Общались с товарищем по звонку, когда к нему пришли гости, всё бы ничего, но через пару минут раздался громкий крик:
- НЕ Е*И МОЮ КОШКУ, и тишина...
Жара, лето, 40* за бортом, я решаю прибраться, пока малыш спит, и оказываюсь жестоко запертой мужем на балконе. Уходя на работу, он заглянул попрощаться, страшным шёпотом велел перестать шуметь, чтобы не разбудить ребенка, и в раздражении нечаянно повернул ручку балконной двери. Я спокойно домыла окна – не ему же укачивать, если что – толкнула дверь и обнаружила, что попасть обратно я не могу. Малыш, уже умеющий ползать, любознательный и подвижный, остался один в квартире, где нараспашку открыты все окна.

50 метров до земли, не докричаться. К соседям сверху, у которых был телефон, вел пожарный люк, но не было лестницы. Была демонтированная страховочная решетка, по которой я, трясясь и всхлипывая, смогла дотянуться до люка, но вот и все, собственно. Как подтянуться, не имея мышц, я не представляла. Ну, не совсем не имея мышц – дети выросли у меня на бедре – но подтянуть 48 кг вверх да с выходом силы? К этому судьба меня не готовила, и родина такие задачи передо мной не ставила.

Ну, лишних соплей не разводя, скажу, что муж по звонку примчался мгновенно, снял рыдающую, всю в крови, бикини, и ржавчине, жену с люка, ну а малыш продолжал спокойно спать дальше. Я же начала «качаться». Был установлен турник в общем коридоре, стал он сильно популярен у соседей, а я вырастила у себя мышцы. Ну как мышцы – маленькие бугорки на тонких ручках.

И вот как-то сидим мы в дружной веселой компании, и я там рассказываю эту историю. Горжусь собой – неимоверно. И тут подруга удивленно спрашивает – а почему ты не разбила дверь? И если честно – не только эта мысль в принципе не пришла мне тогда в голову, я и сейчас до конца не знаю ответ на этот вопрос. Но не об этом речь. Смотрите, говорю, какие у меня теперь бицепсы! И показываю свой бугорок. Я целый раз теперь могу подтянуться! -- Целый раз! – смеются мужики. Ну, похихикали, поколыхались стокилограммовые тела и мое, стройное и изящное. И тут один из них посерьезнел и говорит, -- а знаете, если б у меня были такие «бицепсы» – я бы и раза подтянуться не смог.

В общем, большие мускулистые тела снова ржали взахлеб, вытирая слезы. А я вот подумала – ну ведь по большому счету, какая разница, насколько кто из нас силен? Есть ведь Малыши и Толстяки. И сидим мы тут с Татьяной и Наташей. Anyway, как вам нравится название «Бугорок»?

Вчера<< 11 августа >>Завтра
Лучшая история за 24.08:
В спортлагере в Приэльбрусье слышал разговор.
Альпинист спрашивал директора лагеря — почему среди горцев так мало альпинистов с разрядами.
Ответ был предельно честный и, по моему, гениальный: "Потому что там где вы в связке карабкаетесь и звания получаете — мы там сено косим".
Рейтинг@Mail.ru