Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+

Анекдоты про авиацию и самолёты

Анекдоты про авиацию, лётчиков, пассажиров и самолёты

Знаете другие анекдоты? Присылайте!
Упорядочить по: дате | сумме
Случай этот произошёл вблизи Ленинграда на огромном военном аэродроме, на котором базировались самолёты Су-24. В одной из частей обеспечения служил капитан Борисов, вечно попадавший в неприятные истории. Часть эта располагалась на одном конце аэродрома, а оружейные склады находились на другом конце, и чтобы получить оружие приходилось тащиться далеко. Специфика службы была таковой, что часто надо было менять, сдавать и получать табельное оружие на дальнем конце аэродрома.
Капитан Борисов, выпросив у какого-то прапорщика велосипед, довольный, что не придётся преодолевать такой длинный путь в пешем порядке, поехал за своим табельным пистолетом. Чтобы попасть на склады, нужно было пересечь ВПП, а истребители-бомбардировщики Су-24 были знамениты тем, что при заходе на посадку не издавали того шума и грохота, характерного для других реактивных самолётов.
Борисов, видимо от хорошего настроения, что не приходится идти пешком, пересекая ВПП, не посмотрел в начало полосы и не заметил заходящий на посадку Су-24, а когда обратил внимание, истребитель был уже примерно в 100 метрах от него. Неизвестно, какой радиообмен происходил между пилотом и командным пунктом, но, думается, все нецензурные выражения русской речи были использованы в полной мере.
Наш бедолага, заметив приземляющийся самолёт, начинает усиленно крутить педали, и тут штанина брюк заклинивает цепь. Капитан падает на карачки и упорно карабкается к краю бетонки, волоча за собой велосипед и почти достигает его, но тут оружие выпадает из кобуры и цепляется спусковым крючком за гайку, крепящую колесо велосипеда, и раздаётся выстрел. Пуля пробивает шину колеса истребителя, и машину начинает тащить со взлётно-посадочной полосы.
Молодой лётчик в панике принимает решение катапультироваться и нажимает рычаг, но катапульта почему-то не срабатывает. Пилоту удаётся каким-то образом удержать самолёт, но он всё равно сходит на грунт и останавливается. Он выбирается быстро из кабины и устремляется к капитану явно с нехорошим намерением - набить тому морду. Но в это время заевшая катапульта отстреливает кресло, которое с грохотом преодолевает полкилометра и падает во дворе частного дома и убивает мирно жевавшую траву, ничего не подозревавшую корову.
Этот случай не предавали громкой огласке, и он не был отражён в списке происшествий. Неудачливый капитан отделался фонарём под глазом и пребыванием на гауптвахте в течение 10 суток, с бедолаги вычли штраф за корову, а такая мелочь, как мокрые штаны, вообще, не была принята во внимание. Всё же свои положительные стороны были и во времена Советского Союза.
Везла кота в самолёте в салоне, пока уснула, он сбежал. Все пассажиры спят, я по салону пробираюсь, тихо кыскаю, чтобы никого не разбудить и не получить, что кота выпустила. Стюардесса подходит и говорит:
- Не волнуйтесь, он у пилотов, они его вернут ближе к посадке, мы его уже покормили. Отдыхайте.
Историю рассказал мне мой крёстный.
Летел он в качестве пассажира на Ан-2. Летел, к слову сказать, один, если не считать мешков с почтой. По времени уже должны были приземлиться, и пилоты снижались, пробивали низкую облачность и снова набирали высоту. И тут случилось самое интересное... Один из пилотов вышел из кабины, подошёл к нему и спросил: "Парень, ты узнаешь с высоты свою деревню?". Крёстный не растерялся, они снизились, он увидел и узнал соседнюю деревню, показал на карте местоположение этого населенного пункта, а затем самолёт благополучно приземлился.
Из лично запомнившегося. В середине девяностых довелось однажды лететь рейсом Красноярск - С-Петербург. Самолёт вышел на взлётную и встал. Минут через сорок (это был ИЛ-86 - там можно выйти без приставных лесенок, по аппарели) экипаж выпустил пассажиров подышать. А происходило вот что. Взлётную полосу перегородили озверевшие пассажиры транзитного рейса Владивосток- Хабаровск- Красноярск -Екатеринбург- С-Петербург, которые уже третьи сутки мыкались по аэропортам. Пока мы курили и болтали с ними, много интересного услышали. Один из самолётов, на котором они пытались улететь, задымил на старте. Пилот лететь отказался. Потом их разделили пополам, и из Хабаровска в Красноярск летели уже два самолёта поменьше. В Красноярске пилоты опять отказались лететь из за аварийного состояния самолёта. Мужики - а почему-то большинство были охотниками, повытаскивали из багажа оружие, и встали поперёк взлётной полосы (в Красноярске она одна - во всяком случае тогда). А так как охотники в основном были профессиональные, у большинства стволы были нарезные. На пятнадцать минут в час полосу освобождали, давая возможность приземлиться прибывающим. Но требование было жёстким - пока мы не улетим, не улетит никто. Бегали кругами представители администрации, начальник местного УВД надсадно сипел в мегафон, скандал был великолепный. Не помню, кто из наших спросил - "Мужики, так вы же в Питер? Айда с нами, у нас полсалона пустует!" Как это было урегулировано, я точно не знаю, но уже через двадцать минут охотники довольные рассаживались по местам. Долетели без приключений.
Дело было в Америке в одном из загруженных аэропортов, кажется, O’Hare. В общем, была плохая погода, и много рейсов выбились из графика. Короче говоря, началась неразбериха. Затем погода снова стала нормальной, и "Tower" стала в быстром темпе отправлять самолёты. Как известно, к самолету из терминала в крупных аэропортах обычно ведут специальные телескопические трапы-коридоры, которые соединяют терминал прямо с отбуксируемым самолётом. В общем, в том аэропорте их было штук 5. В связи с быстрой отправкой самолетов соответствие трапа-коридора со временем и рейсом были нарушены, и людей стали запускать с помощью объявления по аэропорту. Это вызвало большую путаницу среди пассажиров и...
Короче, в одном из самолётов, дабы избежать путаницу, стюардессы решили объявить следующее: "Уважаемые пассажиры, этот самолет летит таким-то рейсом в New-York. Пассажирам, которые летят не в NY, просьба покинуть борт!".
И какое же было удивление пассажиров, когда растерянное красное лицо высунулось из пилотской кабины, и, произнеся фразу "Opps! Wrong plane", человек в лётной форме, неловко улыбаясь, с охапкой лётных карт и дипломатом вышел из салона по направлению к терминалу...
Аэрофлот, 1988 год.

Летим дополнительным рейсом в Норильск на ТУ-154. Теперь, вы должны представить себе, что такое рейс в Норильск осенью, когда все возвращаются с юга.
Это вместо 180 пассажиров - побольше, т.е. каждая мамаша держит на коленях ребенка, а то и двух. Бригадирша наша была пофигистка. Короче, сцепилась она с одним из наших бортпроводников. Говорит, я могу что хочешь сделать во время рейса и ничего мне за это не будет. А тот и рад стараться ее подначивать. Знает, что она приколистка. В общем, берет она микрофон и объявляет:

- Уважаемые пассажиры, мы вошли в зону повышенной радиации. Просьба снять подголовники с кресел и одеть себе на голову.

Если вы помните, то в то время подголовники на креслах были тряпочные и пошиты в виде "трусов". И как только она сделала это объявление, дверь в экипаж открывается, выходит командир размять ноги, как говорится. Открывает шторки и.... Немая сцена. Весь салон сидит с трусами на голове, некоторые позалезали туда вместе с детьми. Командир закрывает шторки, молча поворачивается к нам. И у нас и у него в глазах стоят слезы от сдерживаемого смеха. Потом он машет рукой и уходит в кабину. Бригадиршу после этого, все-таки, уволили.
По мнению вертолёта, самолёт слишком задирает нос.
Сел в самолёт, рядом со мной садится женщина с младенцем, говорит: "Не повезло вам".
А я в ответ: "Это вам не повезло", и весь полёт рыдал.
Я в старые добрые совковые времена слушал частоту вильнюсского авиадиспетчера. А он тогда давал разрешение на пролёт государственной границы. И вот как-то иностранный борт на англицком запросил пролёт. Диспетчер на так называемом английском ему ответил, на что ему пилот на таком же ломаном: "Повторите по-рюсски, пожалюста" :-)
Друг летел из Афгана. Тогда возили так - из Москвы шла "тушка" до Ташкента, там садился военный экипаж и летел до Кабула и назад. Так вот, сели ребята в самолёт в Кабуле, все слегка поддатые, музыка играет, и заходит экипаж В ДУГУ! И молвит командир такие слова: "Вы, мужики, не ссыте, нормально долетим, только музыку потише сделайте!". Короче, там все мигом протрезвели, а долетели действительно нормально.
КАРМА В ДЕЙСТВИИ

Я в бахилах, с пластиковым поддоном и с великолепным настроением, стоял у ленты в зале досмотра аэропорта Шереметьево. Впереди ждала командировка с путешествиями и приключениями.
Сбоку подошел мужик лет тридцати пяти, с щекастым ребенком на руках. Мужик, молча, чуть отодвинул своим поддоном мой и так же чуть-чуть пропихнул поддон впереди стоящей бабушки. В образовавшуюся брешь пристроил свой и замер, как будто бы тут и стоял.

Ясно что и полуторагодовалого ребенка он взял на руки только для того, чтобы все видели, что он эдакий уставший мадон с младенцем, хотя этот младенец еще минуту назад прекрасно бегал по всему аэропорту в своих малюсеньких кроссовочках.
Если бы мужик сказал, что опаздывает, или, что их мама ушла вперед, или что нужно быстрее памперс менять. Да все что угодно. Даже если бы прямо сказал: - Ничего, если я перед вами встану?
Я бы конечно с удовольствием пропустил человека с ребенком, тем более, что сам я никуда не спешил. Но ведь он просто нагло, механически раздвинул очередь и просто встал передо мной.
Настроение из великолепного стало нормальным. Я решил промолчать, подумал, что карма сама когда-нибудь его настигнет.
И тут мужик с ребенком увидел мои ноги в бахилах, показал на них пальцем и без предисловий спросил:

- А бахилы обязательно надевать?

Тут я и включился:

- Не знаю насчет бахил, но очередь на досмотр нужно занимать обязательно.

Мужик понял к чему я клоню и решил включить окончательного хама:

- Я, как-нибудь, без ваших советов, сам решу - где и что мне надо занимать, а где не надо. Окей?

Мы оба понимали, что драться в аэропорту под камерами мы в любом случае не станем, так что наша дуэль хоть и набирала обороты, но оставалась словесной и даже подчеркнуто на «вы»
Я ответил:

- Окей, окей, конечно окей. Только знайте, что ваша хамская стратегия поведения в обществе ни к чему хорошему вас не приведет.
- Почему это не приведет? Отнюдь. Уже привела. Я ведь сейчас перед вами в очереди стою, поправьте, если ошибаюсь. Значит вполне работает моя стратегия. Ха-ха.
- Смейтесь, смейтесь, только напрасно вы думаете, что неуважение к окружающим продвинет вас в жизни. В долгой перспективе, карма все равно вас настигнет и отыграется.
- Карма? Ха-ха. Где-то я уже это слышал. На самом деле, на карму надеются только неудачники по жизни, вроде вас, а решительные люди, вроде меня, всегда оказываются в первых рядах.
- Вовсе нет, а представьте себе такой вариант: вы будете идти людям по головам, а люди в свою очередь станут, например, говорить вашему сыну, что его отец кусок говна. Это и будет ваша карма. Как вам такое?
- Все это только ваши несбыточные, влажные фантазии, уважаемый, а не карма. Это так не работает.
- Ну, почему же, не сбыточные? Кто не верит в карму, тут же получает от нее легкий щелчок по носу. Смотрите, как это работает.

Я широко улыбнулся и чуть пригнул голову, чтобы встретиться глазами с щекастым ребенком. Ребенок тоже заулыбался мне и я ему громко и весело сказал:

- Мальчик, а твой папа кусок говна.

Ребенок услышал знакомое слово, радостно посмотрел на папу и ткнул ему в лицо пальчиком.
Мужик рассвирепел и почти закричал:

- Сам ты кусок говна!
- А это не важно, кто я, меня ваш сын все равно не запомнит. Главное, он запомнит, что его любимый папа - кусок говна. Да, малыш?

Улыбающийся малыш, сидящий на руках помахал мне рукой, я помахал в ответ, но его тут же быстро унесли от меня куда-то далеко...
"Аэрофлот" запретил пассажирам аплодировать при посадке за пределами России.
В 1998 году я летал в командировку в Анголу. До Луанды на славном Ил-62, а дальше, вглубь страны, на бразильском Beech Super King Air 200 - это твин такой 8-местный. Капитаном (параллельно - инструктором) летел один американец, а вторым пилотом (параллельно - стажёром) местный чернокожий. Взлетаем, капитан ведёт радиосвязь, рулит себе потихоньку и стажёру чего-то объясняет. Язык общения английский. Стажёр этот вяло реагирует, по всему видно, что ему скучно, а порулить не дают. Тут я со стажёром разговорился, говорю, мол, вот тоже к авиации привязан (окончил РКИИГА). Тот жутко обрадовался и перешёл на русский! Оказалось, он в СССР летать учился. В общем, забил этот стажёр на полёт и стал со мной общаться. Вышли на эшелон, капитан ставит пепелац на автопилот и говорит этому Педро Покрышкину, чтобы тот следил за GPS и в такой-то точке переключился на NDB-маяк на частоте 360. Ну, амиго обрадовался, закивал. Капитан задремал, я как-то тоже впал в сон... Тихая и мирная картина.
Проснулись все от жуткого вопля кэпа, типа, какого хрена мы туда летим! Т.е., летим совсем не туда. Стажёр сидит бледнее мела, хлопает своими африканскими очами и ничего не понимает - вроде честно рулил, не спал...
Оказалось, что он вместо того, чтобы переключиться на частоту маяка 360 и следовать на него, уверенной рукой в заданной точке развернул пепелац на курс 360... :)) И мы полетели к государственной границе с Заиром. К счастью, ошибка была не очень сильной, но ругался капитан долго и отборно...
Рейс местных авиалиний. Пассажиров обслуживает бортпроводница постбальзаковского возраста и комплекции, с трудом позволяющей протискиваться по проходу. В самолете летит мама с 5-летним ребёнком, который периодически тыкает в кнопку вызова стюардессы. Мама извиняется, бортпроводница нервно выключает индикатор. На дцатый раз бортпроводница не выдерживает и обращается к ребёнку:
- Мальчик, чего ты хочешь?!
- Куколку, - отвечает мальчик и показывает на изображённую на кнопке фигурку.
- Мальчик, куколка - это я!
Вспомнил одну смешную историю из юности. Вот, решил поделиться...
Ходила у нас байка про одну инструкторшу из ДОСААФ (была в советские времена такая организация - там учили молодых ребят стрелять, летать на самолётах да катерами управлять). Этот прикол произошёл во время вылета на лёгком, учебно-тренировочном самолете Як-18 со спаренной кабиной (это когда инструктор сидит позади обучаемого).
И была там инструкторша, успевшая прославиться "нетрадиционными" методами обучения. Её методика выглядела примерно так - во время самого последнего вылета ученика инструкторша вынимала фиксирующую шпильку у своей штурвальной рукоятки (уж простите за терминологию), показывала её ученику и выбрасывала её из кабины.
По замыслу преподавательницы, ученик, увидев такое действие, по идее должен был осознать всю важность момента и лететь дальше самостоятельно, без помощи инструктора...
И всё у этой инструкторши было хорошо, пока не появился в их группе один ученик - любитель пошутить. Парень додумался взять в "последний полёт" запасную рукоятку!
Итог - высота 2000 метров, инструкторша вытаскивает свою штурвальную ручку, показывает хохмачу и выкидывает её из самолёта. Ученик делает удивлённое лицо, оборачивается и кивает, мол, "вас понял", делает вид, что отсоединяет свою рукоятку, а сам в этот момент достаёт запасную и тоже выбрасывает её за борт!
И ВСЁ... С точки зрения инструкторши, самолёт, по вине идиота ученика оказывается без рулевого управления на высоте в два километра! Ну, не совсем без управления - из пола торчал десятисантиметровый "штырёк", при помощи которого инструкторша пыталась спасти положение...
Естественно, что самолёт благополучно сел - ученик хоть и любил пошутить, но был нормальным парнем, тем более, что реальный штурвал-то был цел. А вот инструкторшу ещё долго пытались отцепить от несчастного штырька - так сильно она за него уцепилась.
З.Ы. Не судите строго - я привёл по памяти одну из баек, что ходили лет 20 назад...
Пожилая женщина идёт по салону самолёта к своему месту и видит - у иллюминатора сидит парень-браток. Она ему говорит:
- Молодой человек, вы не могли бы освободить мне место у окна?
Он отвечает:
- Конечно, мамаша, без базара, В КАКОМ РЯДУ?!
22
Молодой пилот на Ан-2 докладывает о том, что у него возникли проблемы, в связи с чем он примостился с подбором на вынужденную посадку возле деревни Гадюкино. Опытный инструктор тоже на Ан-2 отправляется за ним. Летит, видит - справа огромное поле, пригодное для посадки, а слева крохотный клочок земли, на котором и стоит неисправный Ан-2. Опытному бы сесть на огромное поле, но самолюбие взыграло - молодой на такой клочок земли примостился, а я не смогу, что ли? Решил садиться рядом с неисправным самолётом. Подкрадывается потихоньку, но, как ни старается, всё равно полосы не хватает, машина врезается в деревья. Чудом выжив, вылезая из-под обломков, инструктор обращается к молодому пилоту:
- Вася, ты как тут самолёт посадил?
А Вася отвечает:
- А я тут его не сажал. Я сел на поле справа, а самолёт, чтобы он вам не мешал, мы с деревенскими сюда по земле откатили.
Спор пилота с техником - у кого работа сложнее. Техник спрашивает пилота:
- Ты в цирке видел медведей на мотоцикле?
Пилот отвечает:
- Ну, видел!
- А ты видел, чтобы медведи эти мотоциклы ремонтировали?..
Жили два друга-лётчика, всю жизнь - не разлей вода. И вот один умер. Приходит как-то во сне к другому. Живой спрашивает:
- Ну, как там - на том свете?
Мёртвый отвечает:
- Да-а, как тебе сказать... Переучивание на любой тип, по желанию, любые рейсы, лучшие гостиницы, курорты, девочки-красавицы, элитное пойло, дорогие рестораны, всё за счёт авиакомпании... Ну и можно летать в закреплённом экипаже с кем хочешь постоянно.
- О-о-о, так это же здорово! А что ты на меня так странно смотришь? Разве не здорово?
- Да я вчера план полётов посмотрел. Мы с тобой через неделю на Саратов стоим...
В кабину самолёта входит пожилая старшая бортпроводница. Отдаёт молодому второму пилоту поднос с пайкой. Тот молча начинает есть. Бортпроводница говорит:
- Тэээкс, молодой человек... А что нужно сказать перед тем, как вы начали кушать?
- Ой, извините! Совсем забыл: "Большое спасибо!".
- Нет, молодой человек. Вы должны сказать командиру: "You have control and communication!". (На тебе управление и радиосвязь!).
В Энгельсском соединении дальней авиации прошёл День безопасности полётов.
В этот день самолёты вообще не летали.
Аэродром Бекетовка. Славное Качинское училище.
Идёт разбор полётов, проводит командир полка. Зачитывает вчерашние происшествия:
- Экипаж в составе майора Безногова и курсанта Безрукова приземлились до посадочной полосы.
Пауза...
- Какой мудак собрал их в один экипаж с такими фамилиями?!
© Bigler.ru
Я работаю бортпроводником в одной из лидирующих авиакомпаний. Меня не задолбала моя работа — меня задолбали вы, «уважаемые пассажиры».

Пожалуйста, не надо при посадке останавливаться на входе и задавать очень умные и нужные вопросы.

Я не знаю, долетим мы или нет, я не экстрасенс.

Да, «Боинг». Да, лётчики опытные. И трезвые. Всегда. Самые опытные и самые трезвые летят именно сейчас.

Нет, нельзя садиться куда хочешь. Места надо занимать согласно посадочным талонам, потому что загрузка у нас полная.

Женщина, я не знаю, куда вам поставить ваш баул два на два метра, который за каким-то хреном вы прёте в салон вместо того, чтобы сдать в багаж. Нет, «где-нибудь тут у вас» поставить не получится: места просто нет.

Мужчина, как это для вас ни удивительно, в самолёте нет холодильника, поэтому я не представляю, куда вам рыбу копчёную положить. В багаже, кстати, всяко холоднее. Всё правильно, пусть воняет на весь самолёт. Остальные пассажиры обязательно проникнутся, только вряд ли завистью.

Мужчина, ну что вы на меня кричите? Вы же не мне деньги на регистрации приплатили, чтоб вас посадили там, где ноги можно вытянуть. Так почему я виновата, что у вас не те места?

А вы что орёте? Спинки не откидываются? При эвакуации откинутые спинки будут мешать проходу к люкам. Я-то здесь при чём, что вам такие места достались? Зато ноги вытянуть можно.

Ладно, взлетели. Сок яблочный, томатный, апельсиновый. Нет, гранатового нет. И персикового. Честное слово. Даже за деньги. Ананасового тоже нет. Клянусь. Конечно, сок свежевыжатый. Мы вместе с лётчиками на взлёте лично его выжимаем в пачки из-под покупного.

Мясо с макаронами, курица с рисом, рыба с картошкой. Нет, женщина, я не могу сделать мясо с рисом. Я не виновата, что ближе к хвосту осталась только рыба. Это не ресторан. И не надо на меня орать. Ах, у тебя за всё уплочено и всё включено? Давай-ка, дорогой мой товарищ из провинциального города, я объясню тебе кое-что. Самолёт — это общественный транспорт. А «всё включено» у тебя начнётся строго тогда, когда ты в своём номере в отеле на носки не кроссовки, а сланцы наденешь, а на попу вместо семейных трусов в огурцах — то, что искренне считаешь плавками. И ни минутой раньше.

Чай, кофе? Нет, женщина, зелёного чая нет. Согласна, беспредел. Конечно, кофе варёный. Как только мы сок довыжимаем, сразу кофе начинаем в ведре варить на двести человек. Да, молоко свежее. Насколько свежее? Не волнуйтесь, утреннего удоя. Поели-попили? Слава Богу…

Нет, мужчина, покурить нельзя. Нигде. Даже за деньги. Даже за 500 рублей. Даже в нашей комнате отдыха. Если ты покажешь мне нашу комнату отдыха, я вместе с тобой с удовольствием покурю.

Да, работа нравится. Летать не боюсь. Аварийных случаев не было. Нет, сексом в полёте не занималась. Даже с лётчиками. И с проводниками не занималась. И с пассажирами. И с грузчиками, и с техниками, и с супервайзерами я сексом в полёте не занималась. Боже, дай мне сил…

А покурить всё равно нельзя, потому что самолёт выгорает полностью за две минуты, а чтоб аварийно снизиться, надо как минимум двадцать, и то если будет куда. Улавливаешь? Не знаю, как тебе, а мне моя жизнь дорога как память.

А ты? Ну что же ты сразу воды не попросил, когда это сделал твой сосед, а когда я ему принесла, ты «вспомнил», что тоже пить хочешь? Ты думаешь, мне доставляет удовольствие бегать туда-сюда по несколько раз? Ах, это моя работа, мне за это деньги платят… Давай я и тебе открою сокровенное: деньги мне платят за обеспечение твоей безопасности — и только. То есть в моей должностной инструкции прописано, что я обязана тебя спасать при аварии и пытаться откачать, если тебе плохо вдруг станет. То, что я разношу еду и воду, это, так сказать, акт доброй воли. Так что подними свой зад впервые за четыре часа полёта и сходи за водой — хоть разомнёшься. Мы, к твоему сведению, ещё даже не присели ни разу.

Нет, женщина, ваш парашют не украли. И не пропили. Его изначально не было. Честное слово. В полёте дверь открыть всё равно невозможно, а на земле вам и прыгать с ним некуда. Нет, у нас тоже парашютов нет. Честное слово. И у лётчиков тоже. Клянусь на Воздушном кодексе.

Наконец-то сели. Пожалуйста, не надо вставать и открывать багажные полки, как только самолёт коснулся земли. Вы не в Советском Союзе, не надо создавать очереди в проходе. Самолёт ещё на рулёжке. Если он резко встанет, вы все попадаете, а так как держаться не за что, вам грозит выйти из самолёта с выбитыми зубами и сломанными руками.

«Уважаемые пассажиры», вам весело, вы отдыхать летите. Только учитывайте, что вы сейчас выйдете, а нам ещё обратно лететь. Пассажиры будут новые, свежие, а вот мы — уже не очень.

Знаете мечту всех бортпроводников? Смотрели фильм «Пятый элемент»? Чтоб на взлёте бортпроводник нажимал кнопочку, и все пассажиры резко засыпали, а просыпались только при посадке, после выключения светового табло «Застегните ремни».

Ну что, все вышли? Новая загрузка. И опять: «А мы долетим? А какой самолёт? А лётчики трезвые? А куда тут у вас баул поставить можно?..»

Как же вы нас задолбали, «уважаемые пассажиры»!
Военный аэродром. Подполковник беседует в ТЭЧ* с приезжими специалистами. К нему подходит, обращается по форме и жалобно докладывает девушка-прапорщик:
- Невозможно работать, в эфире сплошной мат, почти все лётчики постоянно хулиганят!
Подполковник примирительно:
- Ну, хорошо, хорошо... Я их всех выебу!
-----------------------------------------------------------------------
*ТЭЧ - технико-эксплуатационная часть
Из производственной практики стюардессы.

Однажды во время рейса сильно пьяному пассажиру приспичило "до ветру" прямо на взлёте. В это время туалеты ещё закрыты, и все сидят с пристёгнутыми ремнями. Мужчина пытался справить малую нужду в проходе, но нам удалось уговорить его потерпеть.

В другой раз ещё перед взлётом два пассажира не поделили багажную полку и, густо матерясь, принялись разбрасывать вещи друг друга по салону. Собирались даже драться, но мы им не позволили.

Порой пассажиры думают, что они в ресторане, и очень расстраиваются, когда им вместо мяса достаётся рыба. Такое бывает, например, когда сидишь в конце салона. Начинается скандал, крики "Дайте жалобную книгу!".

Отдельная тема - дети. Некоторые мамочки отказываются на взлете и посадке пристёгивать своих чад, потому что "вдруг те заплачут". То, что от этого зависит, прежде всего, безопасность самого ребЁнка, а заодно и окружающих - это их не волнует. Кричащие малыши для нас, кстати, не проблема. Вот если дети бегают по салону, то есть риск наехать на них тележкой с едой (очень тяжёлой, между прочим). Ну и, в целом, они очень мешают обслуживанию пассажиров.
Я, когда маленький был, как-то спросил у отца: "А как самолёт через тучи пролетает?".
А папа на полном серьёзе отвечает: "Лётчик вылезает на нос и топором прорубает облако".
Долго я в это верил...
В Бобровке (Кинель) рассказывали байку про вертолёт Ми-24ХР (химический разведчик). У него на концах крыла расположены ковши для забора проб грунта. Когда "сухопутные" спрашивали, для чего они, объясняли, что эти зацепы предназначены для посадки на забор. Когда на стоянке мест не хватает, он садится на забор как птица. Многие верили ...
На аэродроме инженер полка "строит" бортача:
- А вот на вашем вертолёте, товарищ старший лейтенант, я, не заходя на борт, найду 20 недостатков!
Борттехник ему в ответ:
- А я, товарищ майор, не заходя на борт, их устраню!
Рассказывают, что когда Артёма Ивановича Микояна спросили, зачем спирт используют в самолёте МиГ-25, нельзя ли что-то попроще предложить? Он ответил, что, если потребуется, будем заливать коньяк многолетней выдержки.
Летела я из Калининграда в Ростов-на-Дону, а рейс был Калининград — Минводы — Ростов н/Д — Калининград. Делаем мы остановку в Минводах, где к нам подсаживаются пассажиры, которым в Калининград надо. Между ними диалог о том, сколько времени лететь и какая там погода. И тут я включаюсь в разговор:
- Там утром дождь шёл.
- А вы откуда знаете?
- Так я оттуда лечу.
- Как оттуда? Мы же туда летим!
Еле их стюардесса успокоила.
Первые туалеты в гражданской авиации СССР появились на поршневых самолётах Ил-12 в конце сороковых годов. Оборудовали их в самом конце салона, за тонюсенькой фанерной перегородкой - в авиации борются с каждым лишним граммом на борту самолёта. Причём, устроены эти бортовые туалеты были таким образом, что пассажир сидел на, пардон, унитазе лицом к салону, точнее - к проходу между креслами. И, соответственно, лицом в сторону полёта.
Чтобы понять, что происходило дальше, необходимо пояснить один, сугубо авиационный момент. У поршневых двигателей имеется одна особенность: перед снижением их винты необходимо перевести на, так называемый, "малый шаг". То есть, поставить лопасти их широкой частью к потоку воздуха. При этом создавалось дополнительное сопротивление, и самолёт ощутимо сбрасывал скорость.
Если эту процедуру выполнял опытный бортмеханик, то всё происходило более-менее гладко. Однако молодые, неопытные "бортачи" иногда переводили рычаги управления шагом винта слишком неаккуратно, торопливо, в силу чего самолёт в воздухе тормозился чрезвычайно резко и энергично. А если в этот момент имела место ещё и болтанка (обычное, в общем-то, дело для самолетов тех лет), то с гражданами, особенно страдающими избыточным весом, которые сидели в этот момент "на очке", происходила очень большая неприятность. А именно - пробив головой тонкую фанерную дверцу самолётного клозета, они кубарем вылетали в салон с голой, я извиняюсь, задницей! Естественно, под всеобщее веселье окружающих.
Именно после этих "забавных" (хотя, конечно, для кого как) событий туалеты на пассажирских самолётах, как в СССР, так и в других странах, стали устанавливать боком к направлению полёта. Ну, а ещё позже, когда на линии гражданской авиации вышли реактивные лайнеры, данная проблема окончательно исчезла.
Рассказывали, как на самолете МиГ-25 техник забыл чехол с остекления фонаря кабины сбоку от нее, в нише воздухозабоника. Летчик тоже не заметил. При закрытии фонаря угол чехла придавило и самолет взлетел с чехлом. 25-й машина быстрая, подскочил на большую высоту моментально. Поэтому на командном пункте все офигели, когда летчик вдруг сообщил:
- Высота пятнадцать тысяч (метров), кто-то стучится мне в кабину.
Самолет отправили на посадку, решив что летун внезапно сошел с ума...
Самая смешная история была у нас на позапрошлое 1 апреля, когда Ан-24, летящий в Новый Уренгой, начал выруливать на полосу. Стюардесса начала обращение к пассажирам, типа "наш самолет - туда-сюда - в Новый Уренгой, желаем того-сего".В этот момент из переднего багажника высовывается штурман и говорит:
- Ты что, милая, с глузду съехала? Кончай шутить - какой Новый Уренгой, мы ж в Уфу летим!
- Какая Уфа, Вася, Уренгой!
- Да какой, к дьяволу, Уренгой!? Ты на какой самолёт-то села? Народ! (это пассажирам) Куда летите-то?
Народ, дружно:
- В Новый Уренгой!
- Билеты покажите! - требует штурман
Народ показал.
Штурман озадаченно обращается внутрь кабины:
- Ребята, Уфе отбой, народ Уренгой требует!
Через секунду поворачивается в салон:
- Народ, всё-таки придётся в Уфу лететь, на Уренгой у нас карты нет.
Народ волнуется, стюардесса чуть не в слёзы. Тут штурман объявляет о розыгрыше.
По возвращении из Уренгоя его ждало увольнение, а КВСа строгое взыскание.
Во времена СССР мой двоюродный брат Серёга служил борттехником в транспортной авиации ВВС. Ну и захотелось ему денег подзаработать с чеками (тогда валюту не давали) для магазинов "Берёзка". Ну, как водится, подал рапорт по команде, и рапорт был рассмотрен вышестоящим командованием положительно. Попал служить в Африку, в Анголу (будь она неладна). Жарища адова, с бабами африканскими заигрывать нельзя, ибо особисты не дремлют, да и бабы все сплошь заразные. Народ в бедности страшной, злой, подозрительный. В город их конечно вывозили на экскурсии и по магазинам, но централизованно. А так всё время на базе околачивались.
И вот первый полёт. Загружают их по самое не-балуй стрелковым оружием и боеприпасами. Маршрут - дальний аэродром в мятежной провинции. Командир сразу загрустил (он уже третий год там служил): "Жопа, мужики. Летим к партизанам, которые, типа, за нас. Берите пистолеты на всякий случай. Если что, лучше застрелиться, чем в плен попасть". Взлетели. Дошли до точки без проблем. Сели. Оказалось, что это не аэродром, а дорога недостроенная прямо в джунглях. Сидят, курят. Тишина. Вдруг со всех сторон к самолёту начали бежать вооружённые, одетые как попало люди. Подъехало насколько джипов. Ну, открыли наши грузовую аппарель, а негры давай ящики с оружием и боеприпасами вытаскивать. Потом внезапно, как появились, так и исчезли. Опять тишина. Все пот вытирают, а брат у командира спрашивает: "Батя, чего не взлетаем?". Тот отвечает: "Странно, обычно с ними наши военные советники на приёмку груза прибывают. А тут даже как будто нас и не заметили. Что-то здесь не то. Ну ладно, взлетаем".
Вернулись на базу, пошли на доклад. Зашли к командиру, доложили. Командир спокойно выслушал и говорит: "Сейчас пришла радиограмма от партизан: "Спасибо за груз, еле его отбили. В следующий раз будем в точке разгрузки без опозданий".
Вот так и летали. Непонятно, кому везли, и непонятно, кто получал - свои или чужие.
Я потом, посмотрев по видику, братом из Анголы привезённому, фильм "Эйр Америка", долго ржал. Ну прям один-в один...
После учебки я попал служить в подмосковный гарнизон Остафьево. Обстановка там очень спокойная - никаких выездов в поля, внезапных тревог и особых треволнений, что было обусловлено самой спецификой службы (батальон связи при аэродроме). Разного рода тусовки происходили только раз в полгода во время итоговой проверки, причём в такой форме - вечером командиры рот строят личный состав и объявляют:
- Завтра, как всегда неожиданно, в пять тридцать утра будет тревога. Поэтому радисты идут заряжать аккумуляторы, остальным - ещё раз ознакомиться с боевым расчётом. Отбой на час раньше.
Естественно, всё проходило без сучка и задоринки, но однажды какой-то проверяющий устроил самую настоящую неожиданную боевую тревогу. С грехом пополам батальон разбежался по местам, а радисты, надо сказать, должны были со своими Р-105 обеспечивать связью начальника гарнизона и командиров частей, расположенных в гарнизоне. Короче, вызывает проверяющий радиста в кабинет начальника гарнизона и ставит задачу:
- Соедини-ка меня с полковником таким-то.
Радист отвечает:
- Не могу, аккумуляторы разряжены.
Проверяющий, начальник гарнизона и прочее начальство слегка охренели, и кто-то сурово спросил:
- В чём дело, твою мать? Почему не зарядили?
На что радист очень возмущённо ответил:
- Так ведь нас же вчера не предупредили, что сегодня тревога будет!
Воистину, когда Бог наводил на Земле порядок, авиация была в небе.
Когда взлетает самолёт — пристёгиваем ремни, когда взлетают цены — затягиваем пояса.
В жизни как на аэродроме: кто-то разгоняется, кто-то взлетает, кто-то садится.
СИЛА САМОВНУШЕНИЯ
Был у нас замкомэска майор Аршинников. Он из тех пилотов, которые лётное дело знают в рамках моторных навыков, а в технике, мягко говоря, разбираются с трудом. В какой-то момент не повезло, и меня поставили к нему на самолёт техником. В первый же день после этого полетел он на разведку погоды. Прилетает. Спрашиваю его, есть ли замечания.
Взял он меня под руку, отвёл в сторону, закурил.
- Понимаешь, что-то не то.
- Что?
- Ну ты проверь повнимательнее, проверь.
- Так что проверить-то? - спросил я вдогонку.
Но он уже был занят разбором полёта.
Ну, делать нечего, получил замечание - надо устранять. Пока механик готовит борт к повторному вылету, я начал с кабины. Всё чисто, посторонних предметов нет, РУДы перемещаются плавно. Рули высоты, элероны, педали, тормоз, все системы заправлены, все в ТУ. Дальше - бомболюк, технический отсек, тросовая проводка, тяги - всё в норме.
Приходит Аршинников на повторный вылет. Докладываю, что самолет к вылету готов, и при осмотре я ничего не обнаружил.
- Посмотрим... - и, нахмурившись, полез в кабину.
Прилетает. Спрашиваю про замечания.
- Я же говорил: что-то не то!
И я давай по новой всё проверять. В этот день он больше не летал.
На предварительной я снял все капоты, открыл все лючки, все подшипники управления набил смазкой, даже проверил усилия отклонения рулей с динамометром. Кроме оборванной контровки в кабине стрелка ничего не обнаружил, хоть ты тресни.
Но на очередных полётах замечания те же. Тогда подхожу к технику звена, переступив профессиональную гордость и самолюбие, и прошу помочь.
- Кто летал, Аршинников? Не обращай внимания, - тот махнул рукой и ушёл по своим делам.
Очередной вылет. Докладываю: самолёт готов, колёса подкачал, штоки цилиндров смазал (хотя на предполётной подготовке всегда их протирал), там отпустил, там подтянул, там законтрил. Хотя на самом деле ничего этого не делал.
- Посмотрим! - и бодро полез в кабину.
Прилетает.
- Замечания?
- Совсем другое дело! Нет замечаний!
Больше у майора никогда проблем с самолётом не было, самовнушение - страшная сила. Главное - найти правильный подход.
Два пилота на "спарке" потеряли ориентировку. К счастью, вскоре они вышли на железнодорожную ветку. Пролетая вдоль неё, они вскоре увидели населенный пункт. Снизившись до минимально возможной высоты, они прошли вдоль станции и попытались прочитать её название. Однако скорость оказалась слишком высокой, и разобрать название им не удалось. Впрочем, лётчики успели заметить, что название состоит из четырёх букв. Тогда экипаж принял следующее решение: сделать ещё один заход, в ходе которого один из пилотов должен обратить всё своё внимание на две первые буквы, а другой - на две последние. Совершив очередной проход вдоль станционных построек, летчики с радостью делятся своими наблюдениями.
Первый называет две увиденные им буквы - К и А, второй с удивлением добавляет - Ф и Е...
Лётчик потерял ориентировку в Московской зоне ПВО и неистово кричит в эфир:
- "Саксофон", "Саксофон", 542-ому ответьте!
В эфире все молчат, он в сердцах:
- Ё-моё, да слышит меня хоть кто-нибудь?!
- "Амортизатор", отвечаю.
- "Амортизатор" - это кто?
- Андреаполь (город в Тверской области).
- Господи, неужели я в Италии?
3
Вертолёт взлетает из Увата на Тюмень, и на взлёте один двигатель чихает и отказывает. Пойма в Увате большая - посадили без последствий. Вертолет цел, экипаж и техники здоровы (борт летел на базу по регламенту). Приезжает комиссия, всё проверяет, гоняет на земле движки - всё работает! Экипажу обещают все прелести без вазелина по прибытии на базу.
Поскольку всё работает, комиссия грузится на борт, взлетают и после отказа двигателя снова садятся практически на то же место. Тут уж комиссия примолкла и разобрала вертолёт по винтику...
Выяснилась удивительная вещь - не работали оба подкачивающих насоса. Они не работали, а табло исправно горели! Путем угроз и пыток из техника выдавили признание, что он просто сделал перемычки между табло, и горели они независимо от работы насосов. И ведь не побоялся, гад, лететь на этом вертолёте и в первый раз, и во второй!
6
2013 год. Рейс Москва — Екатеринбург. Где-то ближе к посадке самолёт попадает в сильную зону турбулентности. Трясёт так, что все пассажиры вцепились в подлокотники. Чтобы меня не подбросило, обвиваю ступнями опоры кресла. Даже стюардессы в своих станциях сидят бледные. Все напряжённо молчат. И только самолёт зловеще дребезжит и как будто вот-вот развалится.
Наконец кошмар кончается и самолёт благополучно садится. Отходящие от оцепенения пассажиры неспешно поднимаются и начинают доставать сумки из багажных полок. Все по-прежнему молчат. И тут высокий худой мужчина из последних рядов разряжает обстановку:
— Эх, в программу «Время» не попали!
Конец 80-х. Прилетает борт Ми-8 в командировку, экипаж на ночь устраивают в гарнизонную общагу. Диалог между дежурной и экипажем:
- Ребята, а вы откуда такие красивые?
- Мы с Брод (есть город такой на Украине - Броды).
- Да вижу, что сброд... Я спрашиваю - откуда?
23
Летал в своё время Ан-12 с бортовым номером СССР-11111, а позывной аэродрома Салехард - "Девица".
Борт 11111 подходит к Салехарду:
- Девица, пять палок на ночь примите?
Экипаж выпороли...
5
Приходят молодые девчонки летом подработать стюардессами - опыта ноль. Заходит одна такая на стоянке в кабину экипажа и просит связаться со службой бортпитания, чтобы те довезли какую-то там посуду.
Ей отвечают, что вообще-то она и сама сможет это сделать, не отвлекая экипаж от предполетного осмотра ВС, и показывают в окно на стоящий рядом с самолетом агрегат для выработки электроэнергии. Поясняют, что нужно к нему подойти и прокричать в него свою просьбу. Он, типа, так и называется в народе: "исполнитель желаний". Наблюдают, как она подошла к агрегату, а сами тем временем вызвали службу по радио.
Возвращается она в самолет, и тут уже подъезжает бортцех с посудой. Стюардесса довольна.
На следующий рейс экипаж уже был другой и никак не мог понять, что это стюардесса постоянно бегает к наземному генератору и орёт в него что-то уже который раз...
4
Поздний час, половина первого, 7000 над землей, гул турбин, обрывки сна. За окном, облаками белыми лежит пейзаж ночной. А над ним летит луна.

Самое благодатное время на самолёте, когда люди угоманиваются, гнездуются, укладываются спать, и храпят единым хором голосов. Можно расслабиться, перекусить, попить чайку или кофейку.
Но не тут-то было

Тихонько встаёт мужчина, берет с полки рюкзак, подзывает бортпроводника, и самым милейшим голосом, от которого начинают шевелиться волосы на лобке и заднице, объявляет:

- У меня внутри бомба!

История реальная, рассказали коллеги из дочерней конторы. К счастью для всех, бомбы не было, а мужчина таким образом, решил привлечь к себе внимание, и попасть в телевизор. По статистике, новость о заминированном самолёте оказывается фейком.

Алина! Какие действия вы предпримете, если узнаете, что на вашем полёте может лететь бомба?

Ситуация. Пилотам сообщили с земли, коллегам подкинули записку, пассажир сам сообщил потрясающую новость, и экипаж в курсе, о том, какой «подарочек» летит вместе с нами.

Где спрятано, никто не знает. Начинаются поиски, и детальный осмотр без привлечения внимания. ВУ-(взрывное устройство) может быть жидким, твёрдым, газообразным и в виде смеси. Это давно не классический вариант громкого тикающего будильника, с детонатором и видимым пусковым механизмом. Че делать-то? Как лететь дальше?

Представим благоприятную, так сказать в чёрном юморе ситуёвину, когда ВУ найдено. Если оно обнаружено в пассажирском салоне, первое что надо сделать, это оттуда его унести, но опять же, можно ли его трогать?

Как нас учат бойцы сапёрной армии, под взрывным устройством можно провести газетой, инструкцией по безопасности, ниткой и проверить наличие крепления. Дальше, с разрешения и посмертного благословения командира взять ЭТО в руки, и унести в безопасное место. В каждом самолёте такое место есть.

Обычно это правая задняя дверь. Безопасность рассчитывается исходя из минимальных потерь при взрыве. Дверь конечно вышибет, но самолёт посадить будет можно, в отличие от других дверей, где взрывная волна затронет крылья, шасси, движки и самолёт развалится в воздухе.

Тем временем, возле безопасной двери, всеобщими усилиями с коллегами, создаются условия для минимизации последствий ударной волны. ВУ обкладывается мокрыми пледами, чемоданами, сумками до потолка. Если найдётся вдруг целофан, то ещё им можно обклеить всю эту адову конструкцию.

Пилоты в это время совершают экстренную посадку на ближайшем запасном аэродроме по пути следования. Хорошо, если дело не над Атлантикой случилось.

Идеальный вариант, самолёт сел, коллеги провели эвакуацию по надувным трапам, все за бортом. Ну а дальше самое интересное, героический экипаж, не отходя от кассы и от стресса, принимает активное участие в расследовании. Покой нам только снится! Но это уже другая история…
4 часа утра. Аэропорт Суварнабхуми. Через кишку (телескопический трап) начинается посадка.

Нетвёрдой походкой идёт мужчина. После отпуска. После всёвкючено5звёзд отэля. Рожа красная, плечи облезлые, шортаны потасканные; пляжная рубаха застёгнута на одну пуговку, да и то, не в том месте, где надо. На шее болтается мощный православный крест.

На плече адидасовский рюкзак, раскрытый, из которого, по пути вываливаются манго, и пара кокосиков. Мужик, начинает их поднимать, валится, ползает, кладёт в рюкзак, они снова вываливаются, он не сдаётся и на карачиках ползает по полу. Сердобольная дежурная по посадке, в национальном костюме, ему начинает помогать, и вот, они вдвоём уже ползают.

Задумчиво наблюдаю за ними…

Она ему чета там, на английском чешет, типа:

- Будьте осторожны мистер, не ударьтесь, здесь грязно, вот ваши фрукты.

А он ей:

- Сука она, я ей все че хошь даю: шмотки, тачку, бабло, а она, блядина, даже макароны варить не научилась. Как с вами бабами???? КАК?

Ну чоуш… последний вечер отдыха, видимо, прошёл на ура, и мужчина, геройски вышел из рая и приехал в порт, лететь домой.
Трехдневная щетина, краснючие глаза, дикая головная боль, зябь по телу, тремор

Похмелье пищаль скорбь

Герой, хуле. Паспорт всмятку, пачка батов отдающих вискарем, начатая пачка тайских презиков, всё это, он мне суёт вместе с посадочным талоном

- Ну слышь, красивая, где я тут сижу, в твоём дирижабле?

- Сидите Вы, сударь, на 12 А. Баты, гандоны и паспорт, оставьте себе. Вход в самолёт бесплатный, по посадочным.

После того, как все расселись по своим местам, алкогерой притаскивается ко мне

- Пусти отлить, ща обоссуся

- Да пожалуйста

Выходит

- Дай попить че-нить, ща сдохну

Наливаю первый стакан, второй, третий. Сушняк конкретный его долбит однако

- Слушай, а есть от головы че? Ща взорвётся.

- Ну конечно есть, даю анальгин

- Слушай, милаха, ты макароны умеешь делать?

- После взлёта, дам Вам макароны с мясом из своего экипажного. Идет?

- Бля, Алина, да ты, в натуре, волшебница

- Ну конечно, Вы сомневались, и так бездумно использовали 4 желания.

Лечу и думаю, а как ведь мало порой, мужчине надо

В натуре

По мотивам https://t.me/aerostory
Не знаю, правда это или нет, но совсем недавно услышал такую авиационную байку.
Один уже немолодой лётчик, прослужив всю жизнь в Военно-воздушных силах (ВВС), на закате своей лётной карьеры попадает в полк авиации Противовоздушной обороны (ПВО). Помните, в начале 80-х годов прошлого столетия было объединение ВВС и авиации ПВО, то есть, авиацию ПВО передали в Военно-воздушные силы.

ПОПАЛ, ТАК ПОПАЛ
Вот в это время старый по лётным меркам капитан, отец троих детей, и попал в бывший полк ПВО в качестве усиления. Полк переучивался с устаревших Як-28П на в то время ещё современный МиГ-23МЛ и, чтобы не подорвать боевую готовность, полк усилили целой эскадрилией лётчиков, уже летавших на МиГ-23.
А через пару-тройку лет высокое начальство решило, что эксперимент не удался, и опять вернули авиацию в ПВО. Вот так и остался наш капитан в войсках ПВО. Потихоньку, со временем, получил майора и собрался уходить на пенсию, выслуга лет позволяла.

ДЁРНУЛ ЧЁРТ ПОШУТИТЬ
И вот в этот период своей жизни наш уже майор стал участником какой-то проверки, на которую в часть понаехала куча проверяющих, да всё больше генералы, да не с голубыми, как в авиации, а с красными лампасами. Ведь в ПВО практически все большие начальники, начиная от командира дивизии, из ракетчиков или общевойсковых. Такого обилия красных лампасов и околышей наш майор сроду не видел.
И вот решила комиссия устроить вывод полка из-под удара. Как положено, сыграли тревогу, подвесили ракеты и одной эскадрилии дали команду на запуск и выруливание на взлёт. Взлёт, конечно, не дали. Вырулила эскадрилия на взлётно-посадочную полосу, выстроилась для взлёта парами, постояла, да и получила команду на заруливание по полосе и в свою эскадрильскую зону.
Досадно стало, что взлететь не дали, но не часто неожиданные проверки заканчивались реальными полётами, как бы чего не вышло. И вот рулит наш майор, без пяти минут пенсионер, смотрит - возле рулёжки стоит кучка генералов. Видимо, спустились после "отбоя тревоги" с КДП (командно-диспетчерского пункта) перекурить. Выстроились, как на параде, и смотрят на проруливающие мимо них один за другим самолёты.
И дёрнул чёрт нашего майора пошутить. Подруливая к стайке генералов, он открывает фонарь, поднимает повыше кресло и делает равнение направо с отданием чести, как танкисты на парадах делают. Генералы тут же подтянулись и ответили на приветствие. На душе у майора стало веселее, приняли "за чистую монету".

САМ ПРОБОЛТАЛСЯ
Не знал майор, какой разнос устроили командиру полка проверяющие по результатам проверки:
- Не полк, а сборище партизан! Только один порядочный офицер нашёлся, который когда-то читал устав и знает, как приветствовать старшее воинское начальство.
Командир недоумевал, в чём причина разноса, но спросить не решался. Так бы и осталась проделка майора тайной, но на пикнике по поводу ухода на пенсию майор сам проболтался и рассказал эту историю. Терять уже было нечего...
12
Готовимся к вылету, ждем когда пассажиры пройдут таможню, стою ради интереса у стойки, наблюдаю, как таможня отсеивает: это нельзя, то нельзя в таком количестве ... И тут подходит майор, танкист, а у него в сумке всего три бутылки водки. Ему объясняют, что можно только две, а он: А куда третью дену? Ему в ответ: можете выкинуть, а можете нам оставить. Он: а выпить можно? Ему: Можно, но вот рядом командир стоит, он вас на борт не возьмет! Я ему: Пей, возьму! Он открывает бутылку и из горла в один присест выпивает.

Взлетаем, набрал эшелон, где-то через полчаса подходим к госгранице, посылаю борттехника посмотреть, как там себя чувствует танкист. Приходит смеется, говорит: Вторую бутылку допивает.....

Рассказал Михаил Гребенников
11
У нас на дальнем приводе жил пёс. Добродушное создание, но при виде замполита как бес в него вселялся - лаял до хрипоты, рвался с цепи, стремясь порвать замполита на куски! Никто не мог понять, по какой причине пёс имел такой политический окрас? И вот, отслужив положенное, уходит на дембель мл. с-т Пупкин (изменено), проведший на ДПРМ все два года от звонка до звонка. За чашкой крепкого чая разоткровенничался: я, говорит, пса каждое утро с младых когтей майорскими погонами по морде хлестал. Майор в нашем ОБС РТО был один - замполит.
10

Рейтинг@Mail.ru