Предупреждение: у нас есть цензура и предварительный отбор публикуемых материалов. Анекдоты здесь бывают... какие угодно. Если вам это не нравится, пожалуйста, покиньте сайт. 18+
16 мая 2024

Новые истории - основной выпуск

Меняется каждый час по результатам голосования
Нaша семья выжила только благодаря бабушке Шарлоте – папиной мaме...

Она была немкой по происхождению, и потому прививала нам желeзную дисциплину. В первую, самую страшную зиму 1941–1942 годов ленинградцам выдавалось по 125 граммов хлеба – этот мaленький кусочек надо было растянуть на весь день. Некоторые сразу съeдали суточную норму и вскоре умирали от голода, потому что есть больше было нечего.

Поэтому бабушка весь контроль над нашим питанием взяла в свои руки. Она получала по карточкам хлеб на всю семью, складывала его в шкаф с массивной дверцей, запирала на ключ и строго по часам выдавала по крошечному кусочку.

У меня до сих пор часто стоит перед глазами картинка: я, маленькая, сижу перед шкафом и умоляю стрелку часов двигаться быстрее –настолько хотелось кушать… Вот так бабушкина педантичность спасла нас.

Понимаете, многие были не готовы к тому, с чем пришлось встретиться.

Помню, когда осенью 1941 года к нам зашла соседка и попросила в долг ложечку манки для своего больного ребёнка, бабушка без всяких одолжений отсыпала ей небольшую горсточку. Потому что никто даже не представлял, что ждёт нас впереди. Все были уверены, что блокада – это ненадолго и что Красная армия скоро прорвёт окружение.

Да, многие погибли от обморожения. Потому у нас в квартире постоянно горела буржуйка. А угли из неё мы бросали в самовар, чтобы всегда наготове был кипяток – чай мы пили беспрерывно. Правда, делали его из корицы, потому что настоящего чая достать уже было невозможно. Ещё бабушка нам выдавала то несколько гвоздичек, то щепотку лимонной кислоты, то ложечку соды, которую нужно было растворить в кипятке и так получалось «ситро» – такое вот блокадное лакомство.

Другим роскошным блюдом был студень из столярного клея, в который мы добавляли горчицу…

Ещё настоящим праздником становилась возможность помыться. Воды не было, поэтому мы разгребали снег – верхний, грязный, слой отбрасывали подальше, а нижний собирали в вёдра и несли домой. Там он оттаивал, бабушка его кипятила и мыла нас. Делала она это довольно регулярно, поскольку во время голода особенно опасно себя запустить. Это первый шаг к отчаянию и гибели.

Во вторую зиму с продуктами действительно стало легче, потому что наконец наладили их доставку в город с «Большой земли». Но лично мне было тяжелее, потому что любимой бабушки уже не было рядом. Её, как потомственную немку, выслали из Ленинграда куда-то в Сибирь или в Казахстан. В эшелоне она умерла... Ей было всего лишь 68 лет. Я говорю «всего лишь», поскольку сейчас я значительно старше её.

Меня тоже могли выслать из города, но родители к тому времени смогли записать меня как русскую и потому я осталась.

…На сборный пункт бабушку ходила провожать моя мама. Там перед посадкой в эшелон на платформе стояли огромные котлы, в которых варили макароны. Бабушка отломала кусок от своей пайки и передала нам. В тот же день мы сварили из них суп. Это последнее, что я помню о бабушке. Вскоре после этого я заболела. И мама, боясь оставить меня в квартире одну, несколько дней не выходила на работу на свой гильзовый завод, за что была уволена и осталась без продуктовых карточек.

– Мы бы действительно умерли с голоду, но случилось чудо. Когда-то очень давно мама выкормила чужого мальчика – у его мамы не было молока. Во время блокады этот человек работал в горздраве, как-то нашёл маму и помог ей устроиться бухгалтером в ясли. Заодно туда определили и меня, хотя мне тогда уже было почти восемь лет. Когда приходила проверка, меня прятали в лазарет и закутывали в одеяло. Я, конечно, говорю внукам, но им трудно это понять, как и любому человеку, не убедившемуся лично, какая это трагедия - война....

Прошло столько лет, но эхо блокады продолжает звучать во мне. Например, я не могу видеть, если в тарелке что-то осталось недоеденное. Говорю внуку: «Положи себе столько, сколько сможешь съесть, лучше потом ещё добавочку возьмёшь». Он сердится – дескать, вечно бабушка лезет со своими причудами. Просто он, как нормальный человек мирного времени, не может представить, что эта крошечка хлеба может вдруг стать спасением от смерти.

Алиса Фрейндлих
"ALARM" - 2300 слов (это много).

Просто так 105.
Антисемит (наверное драма).

1. Меня не пугают ночные звонки. Все мои друзья и приятели знают, что я та ещё сова, поэтому довольно часто набирают знакомый номер уже далеко за полночь.

Шёл уже третий час нового дня, когда я в очередной раз поднял трубку. Однако, увидев кто мне звонит, был несколько обескуражен: "Опаньки. Не может быть. Два года сучёнка не слышал. Наверняка эта хитрожопая бестия задумала очередную афёру и хочет меня втянуть по старой памяти. Хотя ему пора бы понять, что я уже давно поумнел и точно не поведусь. Ну да ладно, послушаем что там за очередная гениальная идея: "Здравствуйте Олег ......."".

В 90е мы занимались зерновыми спекуляциями, что отнимало много времени и сил. Но поскольку мы были молоды и очень хотели заработать, то поначалу это не было проблемой. Однако время шло, бизнес развивался и однажды мы стали просто не успевать. Что ожидаемо вызвало дрязги в коллективе и нелёгкое решение - делиться доходами с наёмным персоналом.

Тогда у нас в конторе и появился новый человек. Человека звали Олегом. Он был постарше нас лет на 10 (за 40), имел крючковатый длинный нос, лысый череп, склочный характер и неиссякаемый оптимизм.
Кроме всего прочего, Олег не любил ментов и был сторонником теории жидомасонского заговора. Последовательно обвиняя силовые ведомства и иудейское племя во всех проблемах страны и своих лично.
Что было по меньшей мере странно, поскольку он был 100% евреем и по паспорту и по лицу. А в тюрьме не сидел и судим не был.

А ещё Олег генерировал идеи и вот это было уже настоящей проблемой. Поскольку он их не только генерировал, но и воплощал в жизнь при каждом удобном случае.
Так, будучи однажды послан в далёкий казахстанский совхоз за выручкой, он пропал на неделю. Когда нервы уже были на пределе и мы собирались подавать в розыск. Потерявшийся появился, как не в чём не бывало и лучезарно улыбаясь, вошёл в офис. На наши вопросы: "Где был? Почему так долго и где деньги?". Сообщил, что радея за общее дело, решил приумножить прибыль. Благо подвернулась удачная идея. После этих загадочных слов, он продемонстрировал нам ПТС на полугодовалый Крузак.
Следом прозвучало "выгодное" всем предложение: "Давайте я машину себе оставлю, а контора мне год может не платить зарплату".
Что мне оставалось? Только пожать плечами и согласиться: "Конечно оставляй тачку себе. Только деньги в кассу верни. Пожалуйста".
Бить недоумка не стали. Дали неделю на переконвертацию японского железа в отечественную бумагу с водянными знаками.

Что было дальше, ушлый читатель должен был уже догадаться. Ну а для остальных сообщаю: ничего оригинального и прорывного не случилось. Наш деятельный друг, руководимый своим врождённым "финансовым чутьём", время от времени пытался приумножить наши капиталы. Стабильно вкладываясь деньгами фирмы, в популярные в те времена финансовые пирамиды. Где потерпев очередное фиаско, сваливал всю вину за свои потери на мировую закулису. Ожидаемо получал от нас очередной нагоняй и угрозу расстаться с ним навсегда. После деятельно и искренне каялся и обещал - больше никогда.

Почему мы это терпели и не выперли его вон? Всё было просто. Несмотря на все его фокусы и приколы, он был вполне честным и надёжным человеком. Всегда возмещал наносимые им потери. Будучи в целом полезен несоизмеримо больше, чем успевал нанести вреда. Так всё это и тянулось из года в год, пока однажды он не пропал надолго.

Вестей о Олеге не было уже почти месяц. Мы сделали, для того что бы его найти, уже всё что было в наших силах. Было тревожно. Неизвестность пугала и перспективы не радовали. О том, что он свалил с деньгами, речи не было от слова - совсем. Сумма с ним была конечно приличная, но ему в своё время доверялись и гораздо большие деньги. Оставалось только ждать и надеяться.

Однажды мне позвонили менты и сообщили, что очень хотят познакомиться. На закономерный вопрос: "А нафига?". Ответили: "А вы приезжайте. Обещаем, не пожалеете. Иначе вызовем повесткой".
На следующий день я уже стучал в дверь следователя небольшого городка в Зауралье. Ожидая услышать от него всё что угодно. И тем не менее не угадав ничего, из того что мог предположить. Кроме того, что органы вышли на меня только по номеру телефона из записной книжки моего работника. По которому они названивали две недели. Справедливо рассудив, что повесткой меня можно не найти никогда.

Явно обрадовавшись моему визиту. следак поведал мне следующую историю:
Месяц назад у них был рейд по проверке всего, под нелепым названием типа "Смерч 96" или "Воронка 69", не суть важно.
Помимо прочих алкашей и расхитителей народного добра. Они задержали автомобиль, в багажнике которого обнаружили примерно годовой бюджет местного отдела милиции. Очень этому обрадовались, пребывая в уверенности что поймали крупную рыбу.
Оставалось сущая мелочь - "расколоть" водителя и выйти на след преступной группировки. Однако случилась незадача, задержанный не кололся. Напротив вёл себя дерзко и качал права. Зачитывая "палачам" по памяти - Всеобщую декларацию прав человека и постулаты из Женевской конвенции.
Потом мент "по секрету" рассказал, что они пытались его бить для ускорения следствия. Из чего не вышло ровным счётом ничего. Т.к. выглядело это по крайней мере странно.
Когда два дюжих опера стали месить нашего парня, то он не затыкаясь орал о произволе и обротнях в погонах. Однако спустя пять минут попросил их притормозить, а когда они остановились, решив что достигли своих целей. То подследственный заявил им следующее: "Дяденьки милиционеры. Вы мне с правой стороны весь ливер отбили. Поменяйте пожалуйста позицию и попинайте меня по другой бочине".
Опера охренели от такого неуважения к законным представителям власти и лупить его дальше им расхотелось. Ничего больше не оставалось, как только поржать вместе с "жертвой ментовского беспредела" и вернуть "преступника" в камеру.

Я, зная не понаслышке о идиосинкразии нашего Олега к сионистам и милиции, вежливо помалкивал и не перебивал. А когда следак закончил, то участливо спросил: "Что делать то будем? Устав предприятия, договора и приходные ордера на деньги я привёз с собой. Будьте так любезны ознакомиться".
Капитан бегло просмотрел документы, на минуту задумался и вдруг предложил провести очную ставку. Дабы убедиться, что мы с задержанным знаем друг друга. А он отдаёт его и деньги в надёжные руки.

Привели Олега и девочку дознавателя. Девочку я проигнорировал, а Олега обнял, сказав что всё в порядке и я очень рад его видеть. Пока девочка дознаватель готовилась к проведению очной ставки, мы успели с ним коротко переговорить и обменяться новостями.
Потом случилось необъяснимое. На самый первый вопрос: "Знаком ли вам сидящий перед вами человек?". Олег, уверено посмотрев в глаза милиционерше, заявил: "Не знаю и вижу его в первый раз!".
В кабинете повисла нехорошая тишина и стало тревожно. Охуевшая девочка - милиционер, заикаясь переспросила: "Этттто кккак так может быть? Вы же только что обнимались и делились новостями?". На что Олег ответил что обознался.
На этом очная ставка и закончилась. Олега увели, а мент сразу посуровел и стал смотреть на меня нехорошим взглядом. Я же, пребывая в полном недоумении, уже начал подумывать что зря сюда приехал. Всерьёз опасаясь, что сейчас меня тоже затрюмят.
Мент молчал, видимо не зная что ему делать и как выйти из этой тупиковой ситуации. Пришлось мне взять инициативу в свои руки. Начав издалека и рассказав о неивестных ему и его сослуживцам, особенностях мировозрения нашего Олега.

Когда я закончил своё повествование, то служивый надолго завис. Видимо не желая признаваться себе, что не понял и половины, того о чём я ему поведал. А когда его отпустило, то был краток и точен как присяга: "Слушай брат. Купи нам в отдел компьютер и забирай своего неформала куда тебе угодно. Видеть его уже не могу. И тебя кстати тоже. Договорились?".

Спустя 6 часов и 400 км. (до областного центра и обратно), я получил благодарственное письмо от райотдела милиции города N, мятежного сидельца и машину со штрафной стоянки. Деньги вернули тоже. Все.
Ещё через час я кормил оголодавшего узника шашлыком. Терпеливо ожидая, когда тот нажрётся "домашнего" и поделится наконец: "Что это было?".
Как оказалось ничего нового - жидомассоны и выполняющая их приказы корумпированная власть. Только воля и личное мужество Олега уберегли нас от беды.
Чувак на полном серьёзе считал, что меня тоже взяли в полон. А он отрицая знакомство со мной, оказал нам обоим неоценимую услугу. Поэтому меня отпустили за недоказанность, а его - рассудив что такого бойца не сломить.
По той же "уважительной" причине, он отказывался весь прошедший месяц сообщать ментам - откуда деньги в его машине и чьи они. Полагая что если он нас сольёт, то заберут всех. Ну что тут сказать? Парень по его мнению - заслуженно причислил себя к героям и пассионариям, справедливо заметив что меня там не было.
Я спорить не стал. Это было бессмысленно. Но выводы для себя сделал. Убедившись на собственной шкуре, что люди которые его мне рекомендовали. Не обманули, утверждая что мужик он своеобразный, но верный и преданный. Что в моём понимании, было поважней любых тараканов в его плешивой башке.

Олег работал на меня ещё несколько лет, пока не нашёл себя в собственном проекте и не свалил в свободное плавание. Общения, тем не менее, мы не прерывали и я периодически просил его о услугах. В коих он никогда мне не отказывал, судя по всему сохранив тёплые воспоминания о старых добрых временах.

Менялось время, а вместе с ним менялись и мы. На многое стали смотреть проще. На многое просто забили, как на несущественное. Но только не Олег. С годами его вера в жидомасонский заговор только окрепла, обзавелась стройной теорией и "неопровержимыми" доказательствами.
Риторика, по волнующей воображение Олега теме, стала более жёсткой и непримиримой. От него доставалось на орехи всем. Начиная от хасидов и прочих ортодоксов, заканчивая эмигрантами всех трёх волн. Думаю, что его можно было смело называть, самым главным гонителем всех 12и колен Израилевых. Куда там до него убогим древним египтянам.
К слову, когда в конце 90х уехали на ПМЖ в Израиль его родители, то он не разговаривал с ними лет пять. Упрекая родных в предательстве идеи и попирании корней.

2. Прошло ещё 20 лет. Мы встречались и созванивались всё реже, пока наконец он не пропал с моей орбиты окончательно. Поэтому можете себе представить моё удивление неожиданному позднему звонку: "Здравствуйте Олег .......".
Вот только ответил мне не Олег, а незнакомый женский голос с неизвестным мне акцентом: "Здравствуйте Владимир. Я звоню по поручению вашего друга. На сегодня ему была назначена операция, результаты и исход кторой были под большим вопросом.
Поэтому ваш друг, подписывая своё согласие на её проведение, кроме всего прочего указал несколько номеров телефонов. По которым следовало позвонить если всё пойдёт не так. Все прочие, которые были в списке, мне были уже известны и раньше, кроме вашего. Он указал его впервые и мы были несколько удивлены, тем что это был номер из России. Непременным условием было позвонить именно с телефона вашего друга, поскольку он предполагал, что если звонок будет с иного номера, то вы можете не взять трубку.
Примите наши соболезнования. Если у вас есть вопросы, то я готова на них ответить".
Мы проговорили почти полчаса и за это время выяснилось многое. Позвонившая мне девушка, оказалась ассистентом известного израильского онколога. В числе прочего она рассказала мне, что впервые увидела моего друга два года назад. Когда он попал в их клинику в почти безнадёжном состоянии. Что его почти насильно вывезли из России на лечение родители, т.к. на родине от него врачи уже отказались и прогнозировали срок дожития не более месяца. Долго уговаривали её шефа сделать ему операцию. Что в итоге всё получилось и началась ремиссия. Что спустя год пришлось сделать ещё одну. А сегодня состоялась третья, которая к сожалению закончилаь печально.

Я разговаривал с Майей и не мог перестать думать о том, что наша жизнь непредсказуема и очень иронична. Вот скажи кто в своё время Олегу, что государство, которое он ненавидел и смешивал с дерьмом почти всю свою сознательную жизнь. Почти бесплатно спасёт ему жизнь и подарит ещё целых два года. Интересно, насколько за это время поменялась его риторика и отношение к "избранному" народу. Как всё это поместилось в его голове и ужилось с мировозрением?

А ещё я подумал, что неправильно поступаю, частенько игнорируя дни рождения и прочие мероприятия своих друзей и близких. Нечасто являясь на праздники лично, а чаще всего просто отписываясь по WhatsApp. Что никто не вечен и следующей встречи может просто уже не случиться.

Что никогда не знаешь точно, кто и как к тебе относится на самом деле. Ведь как оказалось. Вполне возможно, что ты считаешь человека близким себе по духу и абсолютно уверен что он разделяет твоё мнение. Хотя на деле всё может быть совсем не так и человеку может быть просто на тебя наплевать.
Поэтому, я пока не могу понять. Что заставило моего товарища попросить сообщить мне, что с ним случилась беда. Значит он считал меня близким для себя человеком?
А я? Никогда так не считал? Да не считал. Просто очередной приятель - один из многих. Хорошо что он об этом уже никогда не узнает. А мне очередной урок: попытайся относиться к окружающим тебя так, как ты хочешь что бы относились к тебе. Постарайся быть человеком. Пусть это иногда так непросто.

А потом, как всегда когда уже поздно. Вспомнил, что иногда нам с Олегом, очень даже интересно было вместе проводить время.
Что однажды его принесло ко мне в четыре утра и он переполошив весь дом вынудил нас встречать с ним рассвет. Выставив на мой огромный балкон кухонный стол и неизвестно откуда взявшийся самовар. Неожиданно, но мне "той ещё сове" мероприятие понравилось.
А ещё как то раз, он припёр 7 ящиков Киндзмараули и мы два дня пели "грузинские" песни и ели шашлык, пока всё не выпили.
А ещё ...... сколько было этих: "А ещё"? Как оказалось ничего и не забыто. Хороший оказывается был товарищ и собутыльник. Да только чего уж теперь.
Остаётся только ему пожелать более - менее удобно устроиться на том свете. Не уверен, был ли чувак религиозен и верил в какого либо из примерно 2870 богов? Да это и не важно. С его характером и парадоксальным мышлением, этого парня в "рай" точно не пустят. А из ада, если он существует, выпрут максимум через неделю. С формулировкой: "Подъебывал чертей".
Значит не всё ещё потеряно. Так как я, являюсь по факту не меньшей сволочью, чем был при жизни Олежек. То шанс, что мы ещё увидимся, довольно велик.

P.S. Я вырос в СССР. Для меня нации и народы, ничем друг от друга не отличаются. Мне они не нравятся все одинаково. По этой простой причине. Текст написан не для того, что бы сравнивать один народ с другим. Это просто на память о друге и ничего более.
Ещё прошу прощения за некоторую сумбурность повествования. События произошли сегодня ночью и текст редактированию не подвергался. Написано сиё, только с целью отдать дань и снять груз с души. Сделать для человека то, что не успел сделать вовремя.
Владимир.
16.05.2024.
Так рождаются анекдоты.

Произошло сегодня, пишу чисто поржать, со слов знакомого ))

Экзамен в ГИБДД. Теорию сдали, теперь вождение "площадка".

Представитель автошколы говорит, "за то, что предоставили свои машины на экзамен, то с каждого экзаменуемого по 1000 руб."

Тут выходит один парнишка и молвит, нет у меня денег, я не готов сегодня сдавать,

Инспектор ГИБДД его не слушает, берет стопку документов и называет первую фамилию на сдачу "площадки" . Как вы понимаете, этим счастливчиком оказывается наш парень. Ну садится он за руль, а инспектор повернув на него камеру озвучивает:

"Такое то число, такого-то года, такой-то такойтович сдает экзамен на учебной площадке", наводит камеру на парня, потом на его паспорт. Дальше следует диалог.

Инспектор (И): ГОТОВЫ К СДАЧЕ ЭКЗАМЕНА?

Парень (П): нет, не готов.

(И): почему?

(П): А Я ДЕНЬГИ ДОМА ЗАБЫЛ! (и это все на камеру, причем инспектор не имеет доступа к управлению этой камерой, начальство все увидит...)))))))

Инспектор выскочил из машины, как ошпаренный, общался с другими и бегал как ужаленный. Чем закончилось я не знаю, но экзамен продолжили, через часа два :-)

ГЕНИАЛЬНЫЙ ТРОЛЛИНГ!!!!
Двухтысячные годы, обычная сельская школа в Забайкалье. Приезжает с зимних каникул воодушевлённая завуч и вещает, как побывала в каком-то модном лицее в Москве, и как там все девочки красивые ходят в форме. Поэтому теперь и у нас так будет. На улице в среднем минус 35 и вечный ветер. В колготках, даже обычных, не капроновых, не то чтобы холодно - в них больно. Минус 35 - это когда ты выходишь из дома, делаешь пару шагов и ощущаешь, как у тебя от боли горит лицо и лёгкие не могут вдохнуть настолько ледяной воздух. Переодеться в школе буквально негде, в туалетах вечная грязь и вонь - туда и по назначению идти страшно, в гардеробную внутрь не пускают, в лаборантские тоже. То есть, даже если прийти в лыжных штанах поверх колготок, будет негде снять их и свитер с начёсом, чтобы надеть это сраное платье. А без формы завуч отправляла домой. После того, как некоторые девочки отказались ходить в школу, родители написали коллективную жалобу, и форму отменили.
Спустя много лет у меня есть небольшой бизнес, и прежде чем внедрить какую-то новую фигню для сотрудников, я сто раз думаю: а есть ли у меня условия для внедрения этой фигни, и не школьная ли это форма в -35?
Моя мама была классической "женой офицера". Пока папа служил, ничем, кроме детей и хозяйства, не занималась (в отдалённых северных гарнизонах с работой для женщин плохо) и достигла в этом совершенства степфордских жён. У детей "стописят" кружков, и ещё она дома учит дочку шить, весь дом выстелен вышитыми салфеточками и вязаными покрывалами, знает 20 способов отполировать мельхиоровые ложки, вывести пятно с белоснежной скатерти и заштопать носки так, чтобы были лучше новых...
Папа уволился в запас, они переехали в нормальный климат, и тут маму как подменили. Дома строгая и минималистичная обстановка, ничего лишнего. Посуду моет посудомойка, полы - робот-пылесос, а сама она то в театр, то на экскурсию, то просто погулять по лесу. На все вопросы отвечает, что это там ей было нечем заняться и некуда себя деть, а теперь она тратить жизнь на эту ерунду больше не собирается!
К истории от 15го маю. По совету, так сказать, друзей.
Прочитал. Обрадовался. Нахлынули воспоминания. Служил я в Джульфе , на иранской границе двухгадюшником в 82-84гг. В горном батальоне. Командир взвода, потом ротный погиб на учениях, поставили меня ротным. Копец. Тяжело было очень. Дисциплина держалась на кулаках(хорошо я кмс по боксу). Комбат Шевченко практиковал изрядно педагогические наставления в виде боковых и прямых. И нам советовал. Я думал так и надо в армии. Взял на складе две пары боксерских перчаток и вечером устраивал тренировки в роте-законное педагогическое мероприятие. Но вот через год службы прислали ротным кадрового офицера , из Германии. Сам он из Карабаха был. Армянин. Забыл фамилию. Крепкий низкорослый капитан. Очень аккуратный с безукоризненным русским языком(пока писал -вспомнил фамилию-Давидян). Я поразился его знанию психологии солдата и умению управлять только легитимными методами. Кстати, был он мастером спорта по борьбе. Если солдат не выполнял приказы, он спокойным голосом делал ему замечание, потом все действия по уставу. В конце концов, через 3-4 минуты солдат оказывался на полковой губе, где проводил 3 суток за уборкой дерьма на свинарнике. Для мусульманина это было не очень комфортно. Начальник губы -прапор, тоже мусульманин. Наш ротный настоятельно рекомендовал ему использовать все законные педагогические методы. Если солдат оказывал неповиновение его везли на губу в Нахичевань. Лично я ничего не знал об их методах воспитания, но оттуда солдаты возвращались тихими и задумчивыми. Так , буквально, за месяц в батальоне был наведен порядок без мордобоя. Нам, офицерам, очень понравились эти нововведения.Особенно нашим замполитам. Подходит замполит Яковлев Витя, знавший своих подчиненных по имени отчеству (80 процентов служивых грузины , армяне, чечены и т.д.) И объявляет солдату:как Вы , многоуважаемый Хадис Мухамбетович, изволите общаться -по Уставу или традиционными методами доармянской эпохи нашего батальона?И солдат задумывается. Короче , свозили в Нахичевань пару человек и батальон стал лучшим в дивизии. В последний год службы , на календаре с Кикабидзе, каждый прошедший день отмечали крестиком... Было трудно физически, но сейчас вспоминаю те времена с нежной ностальгией. Все пройдет , писал Соломон
Племянника своего, Вовку, Григорий Иванович любил. Так получилось, что свои дети у него давно выросли, жили самостоятельно, а брат его младший семьёй и детьми обзавёлся поздно, да и неустроенный был – жизнь так складывалась. Поэтому шестилетний Вовка частенько гостил у дядюшки. Вот и в этот раз, на майские выходные он с удовольствием приехал к дяде Грише на дачу.

Парень был неглупый, смышлёный, вечно с вопросами приставал – видно, дома им не сильно занимались. И то сказать, отец с утра до вечера пашет – семью обеспечивать, а мама (бестолковая, с точки зрения Григория Ивановича) не работала, торчала с утра до вечера на собраниях своей дурной секты - не то сайентологов, не то свидетелей Иеговы – мы тут люди простые, в сортах дерьма не разбираемся.

- Вовка, ты где? Принеси мне шуруповёрт из сарая!

Надо было дверцу задней калитки поправить - покосилась.

- Дядь Гриша, можно спросить, а чудеса бывают?

- Конечно бывают. Ещё какие.

- А правда, какие?

- Какие? Ну ты вопросы задаёшь. Всякие. Бывают добрые - о таких потом всю жизнь с теплом вспоминаешь, бывают непонятные – только чувствуешь нечто потустороннее – вроде бы безвредное, но чужое и могучее настолько – аж страшно становится. А бывают и недобрые чудеса. Ледяные, злобные. С такими лучше не сталкиваться. Ну, от человека здесь мало что зависит. На то они и чудеса.

- А меня вот мама позавчера в магазин послала, ну я там на стойке её кошелёк и забыл - домой пришёл, она как раскричалась! Пришлось обратно идти. Кошелёк за стойку завалился, представляешь? И там лежит. Ну разве не чудо?

- Что же это за чудо? Просто стечение обстоятельств. Повезло.

- И что тогда настоящее чудо?

- Сложно сказать. Когда это происходит - понимаешь, что в нашем, привычном мире такого быть не может, а оно всё равно случается. Когда на тебя, как волной накатывает чувство, что ситуация – явно из потустороннего, и сделать ты с этим ничего не в состоянии, а в силах только ждать событий, и наваливается не то ужас, не то восторг – или и то и то вместе. Говорю же сложно объяснить.

- А с тобой так бывало?

- Бывало.

- Дядь Гриша, расскажи?

- Хех. Таких и слов–то нет в человеческом языке, чтобы это рассказать. Мне тогда лет было, как тебе теперь. А отца твоего ещё и вовсе на свете не было. Отправили меня на месяц под Зеленогорск - в детский санаторий. Ничего так, интересно. И Новый Год там встречали. Санки, лыжи, ёлка, снежная баба – красота.

- Однажды ночью я сам не понял, от чего проснулся. Не то тревога непонятная, беспокойно. Будто что-то происходит, а что - не пойму. Прилип носом к окну и гляжу на улицу. Ночь, снег, полная луна светит ярко, как прожектор, небо чистое, звёздное, для Ленобласти это редкость. Заснеженная ровная поляна и тишина. И вроде как никого вокруг – один я на всём белом свете.

- Вот от этой тишины и чувства одиночества полезли мне в голову мысли всякие – о бесконечности. Это точно кто-то свыше на меня посмотрел – откуда у шестилетнего пацана такие мысли? Я сейчас могу это сформулировать – а тогда и слов-то таких не знал.

- Как попробовать представить себе, где кончается космос? И как уложить в голове понимание, что он не кончается нигде? И что время тоже бесконечно? И чем больше я об этом думал, тем больше приходил в состояние безумного восторга – было ощущение, что прикоснулся к чему- то настолько громадному и великому, что становилось жутко страшно – вот именно так – смесь мистического страха и звенящего восторга. А оно, это великое, вовсе оказалось и не страшное совсем– будто кто- то улыбался сверху, подбадривал меня извне– не бойся, это мир так устроен, а сегодня ты с ним познакомился. Переворот сознания.

- Долго смотрел. Как заснул – сам не помню. А проснулся с ощущением радости и тепла– хожу и всем улыбаюсь как дурак- от уха до уха. Несколько дней потом эта радость во мне сидела, пока не растаяла. Но на всю жизнь осталась память, что в детстве довелось душой прикоснуться к такому- великому.

- И ещё – с той поры способность у меня чудная появилась – если рассказываешь что- то, или сам для себя фантазируешь, можно представить всё это так, что почти неотличимо от реальности получается – говоришь смешное, становится смешно, страшное – страшно, мелодраму представляешь – чуть ли не слёзы на глаза наворачиваются - эмоции испытываешь самые настоящие. Это вроде как подарок получился – в память о пережитом. Вот такое было у меня в детстве настоящее доброе чудо.

- Здорово. Дядь Гриша, а мне так можно?

- Не знаю, наверное можно. Говорю же – от человека это не зависит. Чудеса помимо нас происходят- на то они и чудеса.

- А злые чудеса, они какие? Ты таких не встречал?

Григорий Иванович помолчал. Вздохнул печально-

- Я не встречал. А вот тётка моя, твоя двоюродная бабушка рассказывала. В блокаду, в сорок втором году, они снимали дом недалеко от Финской границы – по реке Сестре. Войны там почти не было, было вроде противостояние. Постреливали иногда, но не часто. Батальон, в котором служил её муж, стоял совсем недалеко от них – всего пять километров. Можно было повидаться.

- Злое чудо- это очень страшно. Не дай Бог такое пережить.

Снится ей сон – будто бы муж дома, сидит на лавке и переобувается. Чистые портянки намотал. Улыбка на лице странная- тётка говорит- я смотрю, а он свои старые сапоги надевает.

- Серёжа, робко так говорю, что же ты эти сапоги взял, они же тебе малы стали? Вот же новые есть?

- А он так взглянул в глаза и отвечает – Катюша, а мне теперь уже всё равно… и таким тоном, вроде добрым, но оторопь берёт- до жути.

- Сказал, а мне будто иголку ледяную в сердце вонзили. Проснулась, вся в поту, руки трясутся, взгляд этот до дрожи пробирает. Так до утра и проворочалась, заснуть не получилось.

Не так что- то, что- то случилось, неспроста такой сон.

Как рассвело, тётка пошла к военной части. Её знали там, встретили. Командир в глаза не смотрит, фуражку снял-

- Горькая весть у меня для вас, Екатерина Павловна. Сергея больше нет, погиб. Одно утешает, если можно так сказать – во сне погиб, не мучился. В блиндаж попал снаряд, товарища его пополам, а ему ноги оторвало.

Он говорит, а тётка рот руками закрывает чтоб не закричать, зубы сводит, зажмурилась от ужаса, и только мысль стучит – так вот почему тесные- то сапоги в пору пришлись!

- А во сколько это случилось?

- Сегодня ночью, около трёх часов.

Именно тогда, когда сон этот проклятый приснился.

Похоронили там же, в Белоострове. Тётка, пока жива была, ездила на могилу, ухаживала. А мне рассказывала, что сон тот забыть не может, и взгляд его- прямо в глаза, и фразу - …мне теперь всё равно.

...............................

- Вот такие «чудеса» тоже бывают, Вовка. Пошли обедать. Ты «Незнайку» дочитал? Нет? Вот после обеда будешь мне читать вслух. Там все чудеса добрые…

- Дядь Гриша, а ты говорил, ещё безвредные чудеса бывают, расскажи, а?

- Ну ты пристал. Они не безвредные, они просто сами по себе. Иногда случайно столкнёшься непонятно с чем – потом думаешь – бррр, не то нечисть, не то вообще дурь какая- то.

- Лет десять назад, или побольше, не помню уже, ехали мы с Украины, с самого Закарпатья в Питер. Выехали рано, утром, часов в пять – повезло что вовремя успели – потом буран начался, и перевал на Карпатах закрыли. Сестра твоя там концерт давала – играла на пианино в Чинадиевском замке. Из за этого задержались, и пришлось спешить – Новогодние выходные кончаются, на работу пора.

Поэтому по пути решили не останавливаться на ночёвку- в принципе проехать можно, хоть и далеко для одного раза. От Мукачево на Брест, дальше Минск, Витебск, Псков и домой. Всего около тысячи восьмисот километров - это кстати, мой рекорд по продолжительности езды без отдыха.

Останавливались только на заправках и пару раз перекусить. От Бреста до Минска дорога ровная и пустая- я решил поспать, и отдал руль дочке. Ни фига не подремалось – не могу я заснуть, она тогда ещё неопытный водитель была – волновался за неё- как тут заснёшь? И ехала гораздо медленнее меня – километров восемьдесят, а я- то гнал сто сорок.

- После Витебска, к границе Белоруссии подъехали уже глухой ночью. От границы до первого Российского посёлка – Опочка называется, дорога платная, но скверная – хуже нет. Узкая, без обочин, не остановишься – а ну, как кто за тобой едет, не разглядит, и в задницу влетит со всего маха?

Жена с дочкой повалились, спят без задних ног, разморило, я вцепился в руль, стараюсь не заснуть. Там всего километров сорок по глухому лесу.

Но эти сорок километров мне надолго запомнились. Когда сморило за рулём, что только не придумаешь, чтоб не заснуть – я и семечки грыз, и анекдоты себе вслух рассказывал, отключил печку и приоткрыл окно – ветром физиономию обдувает, вроде пободрее.

- Вот так эта борьба со сном и продолжалась – ну не могу, клинит и клинит- глаза сами закрываются. А дальше вообще мистика началась – то в реальность качнёт, то в потусторонщину – гляжу, натурально лешие из за стволов выглядывают – мохнатые такие, черти, глаза у них красные, светятся. Любопытствуют, глядя на нас.

- Деревья ветвями машут, переговариваются – что этому дураку надо здесь в такую пору? Заснёт, разобьётся же, и семью угробит.

- Нет, эти люди странный народец- не берегут себя совершенно. Им и так в мире недолгий срок отмерян, а они и того не хранят.

- Дядь Гриш, что, деревья ПРАВДА разговаривали? В самом деле? Так бывает?

- Ну ясно, разговаривали. Как помню. Оно же мне чудилось – но голоса вроде слышал отчётливо, и видел, как они двигались. Только что дорогу не перебегали.
Скорость сбросил, глаза выпучил, страшновато – вроде и не сплю, но точно одновременно пребываю в двух параллельных реальностях.
Как доехал до Опочки, не помню. Остановился на первой же заправке, часа полтора вмёртвую спал, отключился. Потом кофе горячего попили, позавтракали. А на свежую голову я эти оставшиеся четыреста километров запросто проехал.

Вовка смотрит с широченными глазами-

- Так значит, всё, что в сказках про леших, водяных и кикиморов пишут- правда?

- Конечно правда. Пошли обедать, говорю, а потом Незнайку читать будем.

Вот такой, понимаете ли, племянник любознательный… Всё ему сразу расскажи.

А то, что жена у Григория Ивановича (тётушка Вовкина) – настоящая ведьма, что на все воспоминания мужа о сверхъестественном, смотрит немного свысока, и снисходительно, она- то гораздо ближе ко всем этим параллельным мирам – колдануть может так, что любому не поздоровится- об этом помолчим.

Но хороший племянник растёт - наш парень. И с тётушкой дружит – есть, кому способности передать…
Подслушала в ветеринарке монолог:
- Здравствуйте, вы говорили, что после прививки купаться нельзя. Рекс нашёл разложившуюся кошку и повалялся в ней. Купаться всё ещё нельзя?
Лучшая история за 03.06:
В начале семидесятых в части, где служил мой батя, начальником штаба был майор Корнев. В числе его обязанностей была и организация регулярных выездов по каким-то чисто военным делам автомашины в близлежащий город. Пару раз в неделю это происходило.
В город хотелось съездить и офицерским женам, поэтому для этих поездок назначали цивильный транспорт повышенной пассажировместимости. Выезд машины из части должен был происходить в восемь ноль-ноль, но офицерские жены были недисциплинированным контингентом и по факту машина выезжала намного позже.
Я и сам помню - сидишь бывало в машине с мамой, а по дорожке тянутся дамочки одна за одной, а то бывало еще и остановятся на этой дорожке, зацепившись языками. В общем хорошо если в полдевятого машина читать дальше
Рейтинг@Mail.ru